• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

Атмосфера границ не имеет

06 июля 2012 12:00

Геннадий Матвиенко

Директор Института оптики атмосферы им. В.Е. Зуева СО РАН

Что такое жить в глобальном мире, пожалуй, раньше всех почувствовали учёные. Они ведут совместные исследования с коллегами из других стран, реализуют свои приборы, разработки и технологии за границей. О контактах с Китаем беседуем с профессором Геннадием Матвиенко, доктором физико-математических наук, директором Института оптики атмосферы им. В.Е. Зуева Сибирского отделения Российской Академии наук.

- Геннадий Григорьевич, совсем недавно вы вернулись из Китая. Какова цель вашей поездки?

- Китай – наш давний партнёр, у нас серьёзные отношения, в том числе, и финансовые, ещё с 2000 годов. А началось всё гораздо раньше: лет 20–25 назад первый директор нашего института академик В.Е. Зуев и его коллеги выезжали в Китай, где встречались с учёными, знакомились, и дальнейшие контракты были подготовлены участием в международных научных мероприятиях и совместных исследованиях.

Сейчас взаимодействие нашего Института и китайской науки, китайской промышленности идёт в области высоких технологий – того, что рождается на грани фундаментальной и прикладной науки.

- Большинству из нас Китай представляется огромной фабрикой, на которой шьют недорогой ширпотреб…

- Я хочу рассказать о другом Китае, который с 2000-х годов понял, что экономике без внедрения новых технологий двигаться вперёд невозможно, поэтому в стране серьёзная наука фундаментально развивается. Так, действует Академия наук Китая, сравнительно небольшая (на уровне Российской академии наук), где работают около 80 тысяч сотрудников. Есть ряд специализированных академий, имеющих государственное финансирование и государственный статус. Например, академия инженерных наук, которая обозначена как академия для прикладных исследований и, на мой взгляд, это позволяет Китаю эффективно участвовать в инновационном процессе, связанном с внедрением разработок. Китай результативно использует в современной жизни и прежний советский опыт.

У нас в своё время были отраслевые институты при министерствах, сейчас их осталось немного. Федеральное космическое агентство, Минобороны сохранили ряд образовательных и институтов научного характера. Газпром имеет свой НИИ, где разрабатываются технологии транспортировки нефти и газа, остальные же структуры таковых не имеют, и в этом плане Россия теряет инженерную базу, инженерно-внедренческий уклон. Обнадёживает, что сейчас и наше государство создаёт кластеры, корпорации, которые занимаются проблемами, связанными с внедрением.

Мы начали сотрудничество напрямую с китайским бизнесом. Пекин отслеживает заказы: если одна организация, частная либо государственная, купила технологию в России, то никому другому эту технологию не разрешат покупать, независимо от того, частный это бизнес либо народно-республиканский. Покупка делается с прицелом на будущее, на то, что это предприятие будет производить и поставлять на китайский рынок. В договорах с Китаем мы оговариваем, что продаём определенную технологию и больше на китайский рынок с этой разработкой не выходим. И Китай в Россию эту разработку позже не будет предлагать, а вот в третьих странах мы равноправны, то есть, созданы нормальные условия научно-технической конкуренции.

- И что институт поставляет Китаю?

- Мы передали несколько технологий, в том числе технологию лазерного зондирования нижнего основания облаков, на основе которой организован выпуск приборов на предприятии «Кама» города Лаян, что позволило обеспечить Китай установками для определения высоты нижней границы облачности в целях обеспечения безопасности взлета и посадки воздушных судов. И теперь с этой разработкой наши партнёры начинают выходить на международный рынок, представляя прибор на выставках.

Вторая технология – измерение метеорологической дальности видимости. Показания соответствующего прибора предоставляют авиадиспетчеру информацию о ситуации на взлётно-посадочной полосе, на основании которой принимается решение о закрытии аэропорта; при дальности видимости менее 500 метров решение о посадке принимает капитан судна. Такими измерителями сейчас в Китае оборудуют скоростные дороги, в том числе, и частные, в целях обеспечения безопасности движения транспорта. Это перспективная для китайского рынка разработка: большая страна, много аэропортов, много дорог, атмосфера плотная. Следует отметить, что атмосфера Китая отличается от сибирской, российской: бывая там и по неделе, я не видел ни яркого солнца, ни звёзд на небе! Облаков нет, но тепло, интенсивное строительство и бурно цветущая биота формируют плотную дымку.

Думаю, что скоро китайцы подойдут и к выполнению экологических задач. Компания «Донен груп» (г. Шеньян) закупила у нас технологию газоанализа воздуха с возможностью определения концентраций 99 газовых примесей.

Китайские предприятия стремятся внедрять в производство современные технологии контроля окружающей среды. Институт продал одной компании установку для ультразвукового измерения метеорологических величин (скорости ветра, температуры воздуха, уровня турбулентности, давления и др.) Китай интересуется и более серьёзными разработками. Мы ведём переговоры о передаче двух лидарных технологий: самолётные измерения характеристик поверхностного слоя окружающих Китай морей для мониторинга загрязнения нефтепродуктами и промышленными отходами, что очень важно для прибрежных районов; и измерение параметров целой группы загрязняющих газовых примесей, вырабатываемых предприятиями как локализованными источниками.

- То есть сейчас Китай, закупив технологии, выходит на мировой рынок и с высокотехнологичной продукцией?

- Да, Китай исторически завоевал мировую экономику тем, что производил дешёвую продукцию. Теперь у них появилось вторая характеристика – надёжная продукция. И это соответствует действительности. Так, часть электронных элементов (микросхемы, чипы) китайцы производят на своей территории, причем, требования к выпускаемой продукции соответствуют условиям эксплуатации в различных ситуациях, в том числе, для работы в мороз. Авиация, к примеру, должна оснащаться микросхемами, которые готовы работать при любых температурах. Надежность продукции обеспечивается оптовыми закупками комплектующих элементов у ведущих фирм и тщательным входным контролем. Этот подход мне понятен, и мы продолжаем развивать взаимоотношения с Китаем.

- А как развивается сотрудничество с китайскими учёными?

- Конечно же мы не только продаём технологии, но и сотрудничаем с китайскими институтами, которые связаны с изучением окружающей среды. Хотим или не хотим, но атмосфера границ не имеет. Исторически сложилось так, что наш институт оснащён аппаратурой, способной контролировать всю Сибирь и дальний Восток с точки зрения основных климатообразующих факторов, связанных с распространением солнечного излучения, доходящего до поверхности земли. Мы измеряем содержание в воздухе парниковых примесей и аэрозоля, который может и помогать и препятствовать парниковым газам в разогреве атмосферы. Результаты исследований, представляемые на ежегодно проводимой Институтом конференции «Аэрозоли Сибири», могут успокоить сибиряков: присутствующий в нашей атмосфере аэрозоль большую часть года способствуют её охлаждению.

Сибирь граничит с Китаем, Монголией, и индустриальная активность этих стран сказывается на состоянии нашей атмосферы: загрязнение приземного слоя обусловлено местными факторами, а на высотах 4–7 км – трансграничным переносом. Анализ данных, полученных во время полётов нашего самолёта-лаборатории, показывает, что часть высотных потоков связана с активностью воздушных масс, приходящих из Китая. Поэтому взаимодействие, дружба, совместные с китайцами измерения атмосферных характеристик, взаимопонимание китайского и нашего руководства нам необходимо. Объединённые атмосферой, мы устанавливаем договорные отношения для одновременного слежения за процессами, происходящими в нашем общем воздушном океане.

- Кто ваши партнёры?

- Сотрудничаем с Институтом атмосферной физики в Пекине, есть даже совместная российско-китайская лаборатория с отдельным, правда, небольшим потоком финансирования. С 2009 года сотрудничаем с Институтом оптики и точной механики, который находится в г. Хэфей и ориентирован на развитие технологий слежения за атмосферными параметрами; есть соглашение о совместных исследованиях.

Китай – страна особая с точки зрения характеров учёных и экономистов. Они очень активно идут на взаимодействие, но в том, что касается денег, показывают пример точности. Я никогда не подписывал контракты в Китае заблаговременно: это происходило либо в последний день пребывания, либо рано утром перед отъездом в аэропорт…

- Всё просчитывают?

- Да, изучают веб-сайты аналогичных российских предприятий, анализируют суммы затрат с точки зрения объективности и обоснованности. Наверное, сказывается то, что в стране есть Компартия, Госплан. И китайские учёные, и китайские бизнесмены ведут себя примерно одинаково: лишнего не дадут! Но если обосновали свои претензии – мы прислушиваемся. Однако и у нас есть ключевая фраза: «Прошу прощения, договор для нас потерял интерес», то есть, мы улетаем. На китайцев это действует, и они тут же предлагают что-то подправить и ведут переговоры дальше, торгуются с калькулятором в руках.

Что мне особенно нравится у китайских партнёров – обязательность: если договор подписан, непременно заплатят в оговорённые сроки, инициируют приглашения наших специалистов и оплату командировок. Нужно отметить и то, что с каждым годом квалификация китайских специалистов, особенно молодёжи, растёт.

- Пока интеллектуальный приоритет на российской стороне?

- В том, что касается оптики атмосферы, лазерных исследований окружающей среды – да. Но в 2012 году значительно возрос интерес китайских коллег к нашим научным результатам, технологиям, обучению в России. Мы сейчас ведем переговоры и обсуждаем учебные программы по лидарным системам для аспирантов. Китайская сторона готова оплачивать получение новых знаний по лидарным методам исследования окружающей среды, интерпретации и обработке лидарных сигналов, определению атмосферных характеристик.

Источник: Вечерний Томск. Итоги.
Поделиться: