• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

Достаточно небольших организационных усилий, чтобы инновационный бизнес нам поверил

07 августа 2012 11:00

Алексей Пушкаренко

И.о заместителя губернатора Томской области по научно-технической и инновационной политике и образованию

 «КС» попросил представителей администрации Томской области прокомментировать итоги рейтинга на правах победителя. О том, как в области развиваются инновации и какие проблемы остаются нерешенными, рассказал исполняющий обязанности заместителя губернатора Томской области по научно-технической и инновационной политике и образованию АЛЕКСЕЙ ПУШКАРЕНКО.

— Алексей Борисович, какими секторами экономики представлена сегодня инновационная деятельность в Томской области?

— Надо понимать, наш регион не является промышленным. Преобладающим для нас все-таки является развитие научно-образовательного комплекса. Хотя если говорить о базовых отраслях, в Томской области к ним относятся добыча нефти и газа, нефтепереработка, ядерная энергетика, добыча и переработка леса. Впрочем, и в этих секторах в той или иной степени происходит внедрение инноваций. К новым секторам экономики относятся направления, связанные с IT-технологиями и электроникой. На сегодняшний день в этой области работают 180 томских компаний. Также активно развиваются предприятия международного уровня, связанные с развитием новых материалов и наноэлектроники.

— Могли бы вы оценить долю доходов, которые бюджет Томской области получает от внедрения инноваций в базовые и совершенно новые отрасли экономики?

— Здесь нужно обращаться к официальной статистике, эта информация станет доступной не раньше сентября-октября. В домостроении сегодня инновации развиваются очень успешно, в том числе в области энергоэффективности. В Томске есть свой домостроительный комбинат, один из восьми самых крупных в России и единственный за Уралом — с оборотом деятельности более 10 млрд рублей. В прошлом году этот показатель составил 17 млрд рублей, из них 6%, или 900 млн рублей, пришлось на инновационный продукт.

Что касается новых отраслей, здесь наша экономика представлена, как я уже отмечал ранее, сферами наноэлектроники, IT-технологий, силовой электроники, фарминдустрии и медицинского приборостроения. Сам научно-образовательный комплекс (НОК) выступает отраслью экономики, которая дает 6,5% в ВРП Томской области. Это больше, чем дают у нас все отрасли обрабатывающей промышленности.

— Каков средний ежегодный прирост вновь создаваемых инновационных предприятий в Томской области?

— В 2011 году в Томской области открылось 38 новых предприятий, работающих в различных сферах инновационной деятельности. В среднем же каждый год у нас создается порядка 40–50 новых компаний. Они открываются как сами по себе, так и в рамках ФЗ № 217, а также в результате реализации программ Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

— Как вы считаете, появлению большого количества инновационных компаний способствует поддержка администрации или частная инициатива бизнеса?

— В создании фирм через программы Фонда, конечно, административных заслуг никаких нет, заявки там подаются в рамках открытого конкурса «СТАРТ», а дальше сам Фонд определяет, кто перспективный, а кто нет. Что касается ФЗ № 217 («О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности») — в принятии решений о передаче интеллектуальной собственности новой компании задействованы университеты и академии наук. Я бы сказал, что появлению инновационных компаний на 50% способствуют инициативы частного бизнеса и на 50% — власти и учреждений.

— Существуют ли трудности при коммерциализации инновационной продукции?

— Сегодня рынок России на 80% занят монополиями, это крупные корпорации, не очень заинтересованные во внедрении инновационной продукции. Из оставшихся 20% только 10% внедряют инновации. Всего же рынок инновационной продукции в стране — не более 2%. Таким образом, в России существуют объективные проблемы с коммерциализацией научных разработок. Не зря все чаще поднимается вопрос о формировании спроса на инновации. Впрочем, поднимать-то этот вопрос можно, но если мы не начнем перенимать опыт США, Великобритании, Франции, Германии по продвижению отечественных разработок, мы никогда не сформируем этот рынок.

Более того, пока в России по-прежнему ничего не решается с госзакупками инновационной продукции. Если играть в честную игру по ФЗ № 94 («О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»), то цена на инновационную продукцию всегда выше, чем на традиционную продукцию. С другой стороны, в случае если мы прописываем какие-то характеристики, которые отличают инновационную продукцию от традиционной, уже ФАС пытается уличить заказчика в том, что тот пишет условия под конкретного разработчика или поставщика.

Другими словами, в первую очередь сегодня необходимо решить, каким образом инновационная продукция будет попадать в перечень государственных и муниципальных закупок. Пока же стратегия развития инновационного бизнеса сводится к тому, чтобы выводить наш продукт на зарубежные рынки. Такие «точки опоры» нами были найдены в Великобритании, Германии, Сингапуре. В мире разработками томских инноваторов, к сожалению, интересуются больше, чем в собственной стране…

— Российский же потребитель по-прежнему предпочитает отечественному товару зарубежный. Как бороться со скепсисом именно в потребительских кругах?

— Я не знаю, как бороться со скепсисом со стороны компаний базовых для России индустрий (имею в виду нефтяные и газовые корпорации). Их нужно принуждать приобретать отечественные инновации в добыче и производстве. Например, немецкая компания имеет право закупить новое оборудование из другой страны, только если докажет, что в Германии его произвести нельзя. Неплохо было бы и для российских нефтяников ввести такое ограничение, пусть и они докажут, что в России невозможно произвести нужный им товар — только в этом случае получат разрешение приобретать его за рубежом. Впрочем, чтобы сдвинуть низкий спрос на инновации с мертвой точки — с уровня 2–3% от общего объема произведенной продукции, нужна политическая воля.

— Как вы считаете, возможно ли бороться с «миграцией мозгов», когда инновационная компания вырастает и дистанцируется от территории своего становления, перемещаясь в центр России и за рубеж?

— В Томске такой проблемы нет. Может быть, другим регионам и надо решать эту проблему, но у нас ни одна приличная компания из города не ушла. Конечно, создаются филиалы в Москве, Нью-Йорке на 5-й авеню, но все они так или иначе зарегистрированы в Томской области. По мнению руководителей этих компаний, в Томске создана такая аура, которая, несмотря на несовершенство транспортной инфраструктуры (по сравнению с тем же Новосибирском), способствует сохранению ценных кадров и инновационных предприятий в регионе.

— Насколько известно, в большей степени научно-исследовательские институты финансируется из федеральных источников. Существует ли проблема слабой представленности инструментов поддержки научных исследований внутри региона?

— Вы правильно сказали, что существует ряд ограничений в полномочиях оказываемой институтам поддержки — между Федерацией и регионами. Так, финансированием фундаментальных наук занимается государство. Мы как региональная власть не можем напрямую поддерживать у себя этот вид исследований, полномочия ограничиваются поддержкой прикладной науки.

Поскольку у нас очень высокая концентрация ученых, только 100 научных проектов ежегодно поддерживаются из областного бюджета. Мы не испытываем никаких угрызений совести по этому поводу. Когда к нам приходят разработчики с просьбой поддержать фундаментальные исследования, мы им объясняем, что готовы рассмотреть проекты только по решению локальных проблем Томской области. Впрочем, несмотря на немалое количество финансовых средств, выделяемых сегодня администрацией Томской области на развитие науки, ученые и разработчики всегда считают, что их недостаточно для воплощения всех инновационных идей.

— Поделитесь опытом налаживания систем взаимодействия научно-исследовательских институтов и инновационных компаний. Такие системы в Томске есть, насколько мне известно, и они абсолютно уникальны.

— В Томской области действительно сформировалось уникальное явление — пояс из 270 инновационных компаний, созданных вокруг университетов и институтов. В него входят более 130 фирм, созданных выпускниками ТУСУРа. В чем преимущество такого альянса науки и бизнеса? С одной стороны, ТУСУР по индивидуальным программам готовит специалистов для инновационных компаний, с другой — инноваторы имеют возможность использовать современные лаборатории университета, проводить научные исследования. В результате мы получаем высокое качество образования в рамках технических и классических университетов, институтов, академий, а также новые рабочие места для выпускников вузов.

— В этом плане инновационному Новосибирску есть чему поучиться у инновационного Томска. Алексей Борисович, а как вы сами оцениваете позицию Томской области в рейтинге инновационного развития среди сибирских регионов?

— Вы знаете, если уж и сравнивать 12 регионов СФО по уровню инновационности, то отдельно должны рассматривать Томскую, Новосибирскую и Иркутскую области — в качестве регионов с научно-образовательным потенциалом, а Красноярский край и Кемеровскую область — с точки зрения наличия здесь мощных промышленных комплексов. Сравнивать же их все между собой достаточно сложно и было бы неправильно.

В последние годы Томск занимал лидирующие позиции по динамике развития. При этом в абсолютных показателях, вряд ли мы сможем опередить Новосибирск или Красноярск. Сам по себе инновационный бизнес у нас очень неплохо развивается. Если брать в абсолютных показателях, в 2011 году рост объема инновационной продукции, произведенной в Томской области, составил 60% по отношению к 2010 году. Это больше, чем по обрабатывающей промышленности, где рост составил 6–7%.

При этом основная задача власти — не просто не мешать, а способствовать развитию инновационного потенциала и показывать интерес к данному направлению. Достаточно небольших организационных усилий, чтобы инновационный бизнес нам поверил.

Поделиться: