• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

«Государство поддержит обновление флота и развитие производства рыбной продукции»

28 декабря 2015 12:20

Илья Шестаков

Заместитель министра сельского хозяйства Российской Федерации – руководитель Федерального агентства по рыболовству

В октябре состоялось знаковое для отрасли событие – заседание президиума Госсовета под председательством Владимира Путина. Ранее вы говорили, что его решения определят направления развития рыбохозяйственного комплекса. Какие это решения? Нашли ли в них отражение предложения Росрыболовства?

– В перечень поручений по итогам Госсовета вошёл ряд предложений, в том числе по модернизации исторического принципа распределения квот, реализации инфраструктурных проектов и совершенствованию законодательной базы в целом. Среди основополагающих поручений – увеличение срока закрепления долей квот добычи водных биоресурсов до 15 лет, выделение до 20% квот от общего объема общедопустимого улова (ОДУ) на инвестиционные цели, увеличение порога освоения квот с 50% до 70%. При этом освоение квот должно осуществляться пользователями в объеме не менее 70% на судах, находящихся в собственности или в финансовом лизинге.

В перечень вошли поручения по модернизации и развитию портовой и рыбохозяйственной инфраструктуры, совершенствованию механизма возмещения ущерба, наносимого водным биоресурсам и среде их обитания, в результате хозяйственной деятельности предприятий, по осуществлению ветеринарного надзора исключительно в районах добычи, а также по разработке предложений по перевозке рыбы с Дальнего Востока рефрижераторными контейнерами, по проведению анализа формирования оптовой цены рыбной продукции, наценки посредников и розничной торговли и ряд других. Все поручения направлены на решение задачи по насыщению рынка качественной и доступной рыбной продукцией и повышению эффективности рыбной отрасли в целом.

Вопросы обновления флота и развития переработки – одни из самых острых и финансово затратных, как будет действовать механизм господдержки в этих областях?

– Главный посыл господдержки, который в данном случае подразумевает наделение пользователя дополнительными квотами, – это стимул. Стимул обновляться, повышать свою эффективность. На сегодняшний день более 80% рыбопромысловых судов имеют срок эксплуатации свыше 20 лет. К сожалению, мы видим, что флот в целом не соответствует современным требованиям ни по эффективности, ни по безаварийнойэксплуатации. Да, есть рыбопромышленники, которые модернизируют суда, но чаще всего они переоборудуют и расширяют перерабатывающие и холодильные мощности, а не инженерную инфраструктуру. Развитие береговой переработки, как социально значимое направление для прибрежных регионов, также не осталось без внимания государства.

По нашему мнению, из 20%, выделяемых под инвестиционные цели квот, 15% должны пойти на строительство судов, 5% – на береговую переработку. На случай, если квота для целей развития переработки окажется не полностью востребованной, будет предусмотрен механизм, позволяющий направить неиспользованную квоту на строительство судов. По нашим предварительным оценкам, с учетом возможностей российских судоверфей в течение 5-10 лет может быть построено около 35 крупно- и среднетоннажных и около 50 малотоннажных судов.

Меры стимулирования заложены и в рамках новой концепции единого промыслового пространства, которую вы предлагаете. На что они направлены?

– Да, такое предложение вошло в законопроект по внесению изменений в Закон о рыболовстве, его целесообразность также поручено проанализировать Президентом по итогам Госсовета.

По нашим оценкам, введение единого промыслового пространства, в рамках которого можно осуществлять как промышленное, так и прибрежное рыболовство устранит административные барьеры и позволит наиболее эффективно вести промысел, исходя из особенностей распределения и путей миграций рыбы. Сейчас практически отсутствует разница между промышленным и прибрежным рыболовством. Мы же предлагаем четко разграничить эти режимы по условиям доставки.

В рамках единой квоты пользователь сам будет решать, каким видом промысла ему выгоднее заниматься. Предприятия, которые выберут прибрежное рыболовство, берут на себя обязательства по доставке уловов в свежем, охлажденном и замороженном виде на береговые рыбоперерабатывающие заводы. Вместе с обязательствами для таких рыбаков предусмотрены преференции в виде увеличенной квоты. При этом будет обеспечена прослеживаемость продукции.

Будет ли проведена таможенная амнистия «незаходных судов»? Какой эффект вы ожидаете? Увеличится ли количество рыбы, доставляемой на российский берег?

– По состоянию на 1 января 2015 года в Российской Федерации зарегистрировано 121 рыбопромысловое судно, не прошедшее таможенное оформление и не заходящее в отечественные порты. По экспертным оценкам, сумма подлежащего уплате налога на добавленную стоимость этих судов ориентировочно составила бы 4,3 млрд рублей, размер таможенной пошлины – 1,3 млрд рублей. Легализация этого флота, на наш взгляд, будет способствовать росту грузооборота в портах и, как следствие, развитию портовой инфраструктуры, так как эти суда потребуют сервисного обслуживания, заправки ГСМ, промвооружения. Увеличится потребность в судоремонте на российских верфях. Важно, что будет обеспечен дополнительный объем доставки рыбы в российские порты – по оценкам, это 60-65 тыс. тонн.

В случае освобождения от таможенных платежей, так называемых «незаходных» судов, ежегодные экономические выгоды от работы предприятий при комплексном их обслуживании в российских портах могут составить примерно 9,5 млрд рублей, из которых около 3,3 млрд рублей будет уплачено в виде налогов в федеральный, местный и региональный бюджеты. В регионах может быть создано не менее 3,5 тыс. дополнительных рабочих мест.

Для достижения этих целей разработан проект поправок в Налоговый кодекс, предусматривающий освобождение от налогообложения таких судов. Предлагается также освободить от уплаты таможенной пошлины ввозимых на территорию Евразийского экономического союза судов.

После проведения таможенной амнистии предлагается ввести запрет на вылов водных биоресурсов нерастаможенными судами.

Говоря о необходимости повышения эффективности освоения водных биоресурсов, как вы оцениваете динамику вылова в этом году? Можно ли подвести предварительные итоги?

– В 2015 году мы идем с опережением примерно на 5%. По состоянию на начало декабря добыто более 4 млн тонн водных биоресурсов. Прирост наблюдается почти во всех рыбохозяйственных бассейнах Российской Федерации, а также в акваториях за пределами нашей экономзоны, где добыто более 685 тыс. тонн – почти на 85 тыс. тонн больше аналогичного показателя прошлого года.

Так, вылов рыбаков Дальневосточного бассейна превысил 2,6 млн тонн, прирост составил 84 тыс. тонн. Вылов в Балтийском море вырос на 11 тыс. тонн по сравнению с аналогичным показателем прошлого года и достиг 56 тыс. тонн. В Азово-Черноморском бассейне объем добычи увеличился почти в два раза – до 80 тыс. тонн. Незначительное снижение вылова, на 27 тыс. тонн, наблюдается в Северном бассейне, здесь к началу декабря добыто 524 тыс. тонн.

Если говорить об освоении отдельных промысловых объектов, то хорошую прибавку мы видим по минтаю на Дальнем Востоке – на 104 тыс. тонн, до 1,55 млн тонн. Вылов пикши в Северном бассейне увеличился на 10 тыс. тонн – до 82 тыс. тонн, частично компенсировав снижение объемов добычи трески. Значительно выросло освоение мелкосельдевых видов – салаки, кильки, хамсы, шпрота, которые традиционно идут на производство консервов.  Например, вылов шпрота в Балтийском море вырос на 6 тыс. тонн – до 27 тыс. тонн, вылов сельди балтийской увеличился на 4 тыс. тонн – до 19 тыс. тонн. В Азово-Черноморском и Каспийском бассейнах добыча шпрота, кильки, тюльки, хамсы демонстрирует хорошие показатели, значительную прибавку к общему вылову в Черном море обеспечили крымские рыбаки.

Учитывая наблюдаемые тенденции, в текущем году было принято решение об увеличении ОДУ шпрота и салаки в Западном бассейне, причем для шпрота показатель увеличился почти вдвое – с 26,2 тыс. тонн до 39,2 тыс. тонн.

Ранее российские рыбопромышленники опасались дефицита сырья для консервов в связи с введением контрсанкций, так как, по их словам, России не хватало ее квоты на вылов рыбы в Балтийском море. До введения эмбарго в импорте рыбной продукции из стран, попавших сейчас под российские антисанкции, около 9% приходилось на кильку и шпроты. Сейчас можно констатировать, что их опасения не оправдались.

По другим видам водных биоресурсов, импорт которых был ограничен, также идет рост вылова – это тихоокеанская сельдь, скумбрия, креветки. Вылов тихоокеанских лососей на Дальнем Востоке в этом году хоть и ниже аналогичного, «нечетного», 2013 года, но на 10% выше показателя прошлого года.

А как выглядит структура импорта рыбной продукции, сколько мы ввозим сейчас? И сколько нашей рыбы уходит за границу?

– По предварительным данным Росстата, за 9 месяцев 2015 года объем импорта рыбной продукции в Российскую Федерацию в сравнении с аналогичным периодом 2014 года снизился на 38% и составил 403,2 тыс. тонн. В структуре импорта более 50% занимает мороженая рыба, около 16% – готовая или консервированная рыбная продукция, почти 13% – филе рыбное и прочее мясо рыб, 8% – ракообразные и моллюски, более 5% – рыба свежая или охлажденная. Снижение импорта происходило за счет рыбы свежей или охлажденной – на 72% и мороженой рыбы – на 35,5%.

Объем поставок рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов за пределы Российской Федерации составил 1,38 млн тонн, что почти на 7% больше аналогичного периода прошлого года. В структуре экспорта около 90% занимает мороженая рыба. Согласно предварительным данным ФТС России (без учета данных о взаимной торговле с государствами – членами ЕАЭС), в общей структуре поставок рыбной продукции из Российской Федерации лидером был мороженый минтай, объемы его поставок в январе–сентябре 2015 года увеличились на 3,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За этот же период снизился экспорт мороженой сельди на 8,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Обе тенденции объяснимы: минтая мы выловили больше, и это традиционно экспортно ориентированный объект промысла. Вместе с ограничением поставок атлантической сельди из стран ЕС, на внутреннем рынке вырос спрос на тихоокеанскую сельдь, добываемую нашими рыбаками на Дальнем Востоке.

В этом году большая работа была проделана в области законодательной базы для развития аквакультуры. Что уже удалось сделать?

– Аквакультура – приоритетное направление развития рыбохозяйственного комплекса. Рыбоводство является основным источником удовлетворения растущего мирового спроса на рыбу. В России эта подотрасль только начинает развиваться. Вместе с тем, за последние два года сделан значительный шаг в этом направлении. С прошлого года вступил в силу Федеральный закон об аквакультуре, приняты основные подзаконные акты, устанавливающие правила работы в новом перспективном сегменте отрасли. Хотя, конечно, продолжается совершенствование нормативной базы. В том числе мы видим, что необходимо вносить точечные изменения и в сам Закон об аквакультуре.

Правительством были утверждены важные изменения в государственную программу «Развитие рыбохозяйственной отрасли», в том числе выделены, в качестве приоритета, аквакультура в целом и осетроводство в частности. В начале октября вышло распоряжение Правительства о распределении субсидий между бюджетами субъектов Российской Федерации на софинансирование расходных обязательств на развитие товарной аквакультуры. На следующий год субсидии также запланированы. Предприятия получают субсидии на проведение комплекса противоэпизоотических мероприятий, на содержание племенных объектов аквакультуры. С учетом предусмотренных мер поддержки прогнозируется увеличение объема производства аквакультурной продукции как минимум вдвое к 2020 году – до 315 тыс. тонн. Плановый показатель на этот год – 195 тыс. тонн.

По заявлениям пользователей, которые планируют заниматься товарным рыбоводством, уже сформировано 680 новых рыбоводных участков, на рассмотрении в комиссиях – более 700. Начались первые аукционы по их распределению. По результатам торгов, участки будут закреплены на долгосрочный период – до 25 лет, что позволяет рассматривать аквакультуру как долгосрочное вложение финансовых средств для бизнеса.

Вы отметили осетроводство как один из приоритетов. А каковы шансы на то, что популяция осетровых будет восстановлена до уровня, который позволит возобновить промышленный вылов?

– На самом деле, по нашим оценкам, мы только в самом начале пути по восстановлению запасов. Максимальные уловы осетровых в Каспийском бассейне – самом богатом в мире водоёме по численности и видовому разнообразию осетровых – отмечались в начале ХХ века – 39 тыс. тонн и в конце 1970-х годов – более 27 тыс. тонн. Резкое сокращение численности осетровых началось в 1991 году и продолжается по настоящее время. На состоянии популяций промысловых рыб сказалось и сказывается влияние гидростроительства, возрастающего изъятия пресного стока, загрязнения водоемов и, конечно, браконьерство.

В рамках IV Каспийского саммита, проходившего в сентябре 2014 года в Астрахани, Россия, Азербайджан, Иран, Казахстан и Туркменистан подписали Соглашение о сохранении и рациональном использовании водных биоресурсов Каспийского моря. Документ предусматривает сотрудничество в области регулирования промысла, искусственного воспроизводства, научных исследований, а также борьбы с ННН-промыслом и незаконным оборотом водных биоресурсов.

Но очевидно, что преодолеть деградирующее состояние популяции осетровых Каспия будет непросто. С учетом тяжелой ситуации с запасами и масштабами браконьерства на достижение этой цели может понадобиться, даже по оптимистичным оценкам, не менее 15 лет.

Вместе с тем, в этом году финансирование мероприятий госпрограммы было сокращено более чем на 10%. Каких направлений это коснется?

– Это коснется достаточно чувствительных направлений. В том числе, меньше, чем планировалось изначально, денег выделено на восполнение водных биоресурсов, на отраслевую науку. Вместе с тем, в условиях секвестрования бюджета острее стал вопрос повышения эффективности деятельности наших подведомственных учреждений. В целях минимизации издержек упор делается на приоритетные направления, непрофильные – отсекаются. Это полезно, воспитывает финансовую дисциплину. Так, в этом году мы продолжаем масштабную реорганизацию рыбводов – учреждений, управляющих государственными заводами по выпуску молоди водных биоресурсов в целях воспроизводства и пополнения промысловых запасов. Уже началось укрупнение учреждений, будет создан головной рыбвод.

Планируется сосредоточить их деятельность на воспроизводстве водных биоресурсов и выращивании посадочного материала для хозяйств аквакультуры. Кроме того, рыбводы переориентируются с однолетнего на трехлетний план работы и получат «рейтинги» приоритетных объектов для выпусков в водоемы с учетом их региональной специфики. Нужно работать на результат, а не ради самого процесса.

Кроме того, чтобы в условиях ограниченного финансирования обеспечить модернизацию заводов и наращивание объемов воспроизводства, мы планируем изменить порядок проведения компенсационных мероприятий, которые должны осуществлять компании, чья деятельность затрагивает акваторию и приводит к сокращению количества рыбы в водоемах. Мы предлагаем предусмотреть как альтернативу натуральной форме компенсации – денежную форму.

Средства будут аккумулироваться в специальном государственном фонде и по понятной конкурсной системе распределяться между заводами, занимающимися разведением рыбы. Мы разработали соответствующий законопроект. Он уже прошел оценку регулирующего воздействия и сейчас дорабатывается с учетом высказанных замечаний и предложений. Надеемся, что он будет принят в 2016 году, а с 2017 года фонд уже начнет функционировать.

Необходимость реформирования связана еще и с тем, что свои обязательства выполняют далеко не все промышленные предприятия. Согласно действующему механизму, компании сами должны заниматься восполнением популяции. Данный механизм непрозрачен. Зачастую сложно проконтролировать, была ли рыба реально выпущена в водоем. Для отслеживания недобросовестных предприятий мы сформировали специальную базу. По собранным данным, мероприятия по компенсации ущерба должны выполнять около 22 тыс. компаний, объем мероприятий в денежном выражении оценивается примерно в 2 млрд рублей. Сейчас мы завершаем обработку накопленной информации, к концу года будет известно, какое количество предприятий и в каком объеме не выполняют свои обязательства. Планируем, что вместе с природоохранной прокуратурой сможем заставить восполнить нанесенный природе ущерб.

Еще одно важнейшее направление – отраслевое образование. Соответствует ли потребностям отрасли его уровень? И какие тенденции вы бы отметили?

– Как раз недавно на заседании Совета ректоров образовательных учреждений Росрыболовства мы подвели итоги года и обсудили текущие проблемы, перспективы развития рыбохозяйственного образования.

В целом, отраслевой образовательный комплекс Росрыболовства обеспечивает потребности отрасли в квалифицированных специалистах. Однако новые задачи по модернизации системы профессионального образования и новые задачи перед самой рыбной отраслью требуют от наших учреждений дополнительных усилий по повышению качества образования. Общаясь с рыбопромышленниками, рыбоводами, рыбопереработчиками, мы видим, что актуальность развития, укрепления отраслевых вузов лишь увеличивается год от года. При этом перед руководителями наших образовательных комплексов поставлена задача сохранения профиля деятельности колледжей и техникумов, накопленного ими опыта, традиций, кадрового потенциала, материально-технической базы.

В числе поставленных задач – более активное взаимодействие вузов с реальным сектором экономики, а также с рыбохозяйственными научно-исследовательскими институтами. Особое внимание должно уделяться производственной практике, организации долгосрочного сотрудничества с работодателями.

Важно отметить значимость учебно-практической подготовки, которую проходят на знаменитых учебно-парусных судах курсанты и студенты рыбопромышленных образовательных учреждений. В 2014-2015 годах успешно была проведена Международная историко-мемориальная экспедиция, посвященная 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Сейчас дорабатываются маршруты рейсов учебно-парусных судов на следующий год. Причем, на совете ректоров особое внимание было уделено мерам обеспечения безопасности проведения плавательных практик в условиях осложняющейся международной обстановки.

А какие сейчас задачи стоят перед рыбоохраной, можно ли говорить об успехах в области борьбы с браконьерством?

– Задача по повышению эффективности решается и в этом направлении деятельности Росрыболовства. В этом году во многих территориальных управлениях началась оптимизация штатного расписания – речь идет об увеличении инспекторского состава и сокращении количества сотрудников, не задействованных в контрольно-надзорных мероприятиях. На особо сложных участках в периоды хода рыбы на нерест привлекаем наш оперативный отдел «Пиранья», общественных инспекторов. Взаимодействуем с МВД и Пограничной службы ФСБ России.

Несмотря на непростую финансовую ситуацию, проводим работу по улучшению материально-технического обеспечения рыбоохраны – в 2015 году на эти цели направлено около 350 млн рублей. Средства пошли на обновление автотранспортного парка и плавсредств, внедрение новых технологий контроля. Поставлена задача по унификации форменной одежды сотрудников органов рыбоохраны и идентификации транспортных средств.

Если говорить о показателях, то, по данным за 11 месяцев, инспекторами выявлено 127 тыс. нарушений, что на 2% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В следственные органы для возбуждения уголовных дел передано около 4,5 тыс. материалов – это на 25% больше прошлогоднего показателя. Возбуждено более 3 тыс. уголовных дел, что на 14% больше прошлогоднего показателя. Сумма наложенных административных штрафов составила около 430 млн рублей, показатель вырос на 7%.

Среди основных задач в области рыбоохраны, на которых необходимо сосредоточиться, – предупреждение нарушений, ликвидация масштабного промышленного браконьерства. Обращаем внимание инспекторов на тщательный сбор доказательной базы с тем, чтобы добиться взысканий за причиненный национальным ресурсам ущерб.

Надо сказать, что работа рыбоохраны не остается незамеченной. В том числе видим, что браконьеры всё чаще оказывают активное сопротивление при задержании, даже применяют огнестрельное оружие.

Россия обладает огромными промысловыми запасами и разнообразием водных биоресурсов. Вместе с тем, многие потребители знают далеко не все виды, которые добывают наши рыбаки. В этом году прошла «Рыбная неделя» в Москве. Как вы отмечали, это был пилотный проект. Ждать ли его тиражирования в следующем году?

– Действительно, был проведен пилотный фестиваль в рамках программы продвижения отечественной рыбной продукции на внутреннем рынке – «Русская рыба». Ее цель – стимулировать спрос, помогая потребителю сделать выбор в пользу российского продукта. Формирование потребительских предпочтений в пользу отечественной рыбы, как мы ожидаем, подтолкнет торговые сети, рестораны к более активной работе с российскими рыбаками и будет способствовать увеличению поставок на внутренний рынок. В начале лета 2016 года планируем провести «Рыбную неделю» в Санкт-Петербурге, а осенью –  снова в Москве. Кроме того, сейчас с участниками отрасли прорабатываем программу отраслевых выставок и форумов. Речь идет о мероприятиях в Мурманске, Владивостоке, Южно-Сахалинске, а также –Брюсселе, где в конце апреля состоится крупная отраслевая выставка.

Источник: Журнал «Рыбное хозяйство»
Поделиться: