• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

«Какие условия созданы для использования результатов науки в производстве, и что ещё предстоит сделать в этой области в ближайшее время»

28 декабря 2015 12:23

Людмила Огородова

Заместитель министра образования и науки Российской Федерации

На заседании Совета по вопросам интеллектуальной собственности при председателе Совета Федерации, прошедшем 10 декабря, Вы докладывали о работе Минобрнауки России по совершенствованию регулирования в этой сфере. В чём она заключается?

– Важнейшая задача Минобрнауки России – улучшение и создание системы регулирования на ранних этапах инновационного цикла, когда результаты науки только появляются и когда они передаются хозяйствующим субъектам. Дальше такие результаты попадают в «поле зрения» других министерств – Минпромторга, Минздрава, Минэнерго, и, конечно, Минэкономразвития. Поэтому при формировании нормативной базы мы работаем в тесном взаимодействии с нашими коллегами. Самой первой и основной задачей, без решения которой рынок интеллектуальных прав просто невозможно создать, является формирование среды эффективных собственников. Ведомства, финансируя НИОКТР, должны оставлять интеллектуальные права исполнителям. То, что уже за предыдущие годы закреплено за государством и не используется в полной мере, должно тоже вернуться авторам. Если бы Минобрнауки, образно говоря, не выпустило интеллектуальную собственность на свободу, то она так бы и оставалась у ведомств. Я имею в виду разработку проектов постановлений, принятых правительством, в частности, постановление № 458 от 30 мая 2013 года, изменившее правила распоряжения результатами интеллектуальной деятельности (РИД).

Причём для нас важно было не только закрепить за разработчиком право распоряжения результатом, но и выстроить адекватное регулирование на всех стадиях «жизненного цикла» результатов – от их выявления и закрепления прав, до правовой охраны, оценки, формирования нематериальных активов и главное – до их вовлечения в оборот.

Только после этого в дело вступает инвестор, который должен знать, по какой цене он покупает нематериальный актив. И здесь уже появляются разные механизмы стимулирования инновационного процесса через инструменты, поддерживающие оборот интеллектуальной собственности. Один из таких инструментов – право создания малых инновационных предприятий на максимально комфортных как для научных и образовательных организаций, так и для инвесторов условиях, предоставленных законами об образовании и о науке.

Не менее важно для развития рынка интеллектуальных прав – льготное налогообложение. На заседании Совета по интеллектуальной собственности Валентина Ивановна Матвиенко предложила внести в Налоговый кодекс РФ изменения, которые освободили бы все предприятия от налога на прибыль при постановке на учёт результатов интеллектуальной деятельности в качестве нематериальных активов. И мы, и Минпромторг её предложение поддержали – нет смысла взимать налоги с того, что ещё не является доходом. Я бы сказала, что это не льгота, а насущная необходимость. Налог на прибыль с выявленных и поставленных на баланс объектов интеллектуальной собственности является существенным препятствием развития рынка. В дальнейшем модель налогообложения может быть изменена, но сейчас мы фактически стартуем с «нулевой отметки».

Минобрнауки свою часть работы выполнило. Теперь черёд Минэкономразвития, которое подтягивает госкорпорации, заставляя их развивать культуру отношений в сфере интеллектуальной собственности. В госкорпорациях уже создаются подразделения, занимающиеся выявлением и постановкой РИД на учёт, а также их оценкой. Хорошим примером реализации модели управления знаниями является Росатом.

Ну, и Минпромторга, который вносит основной вклад в ВВП своей промышленной политикой, включающей оборот РИД. Ведь патентуют результаты, используют их, покупают и продают, получая прибыль, наряду с госкорпорациями, в основном крупные промышленные компании.

Если конкретизировать работу Минобрнауки, то хотелось бы уточнить, как изменились механизмы финансирования НИОКР, созданных при поддержке фондов, и распоряжения РИД?

– В соответствии с поручением Президента России фондам выделяется всё больше денег на фундаментальные и поисковые исследования, а Фонду перспективных исследований – также на прикладные исследования. Раньше фонды получили из бюджета деньги, выдавали гранты, а результатами не слишком интересовались. А теперь государство, передавая им средства, требует, чтобы они не просто тратились, а быть нацелены на создание результата, который будет использован. Если говорить о Российском научном фонде, то по закону права принадлежат исполнителю работ, а Российская Федерация может воспользоваться ими безвозмездно. Это совершенно новая модель отношений – РФН не рыбу даёт, а удочку, чтобы создатель РИД научился ими распоряжаться с целью последующего финансового самообеспечения.

Если же говорить о ФПИ, который выходит на конкретные результаты интеллектуальной деятельности, то он сам может получить доходы от РИД, за исключением тех случаев, когда результаты используются для нужд обороны. По закону о фонде он вправе передавать права на РИД возмездно для инновационного развития экономики. Таким образом, ФПИ становится организацией, управляющей правами на РИД; он на них может зарабатывать, а полученный доход реинвестировать в новые НИОКР – эти нормы закреплены соответствующим решением Правительства России.

Поскольку фонды привлечены сегодня к управлению интеллектуальной собственностью, Счётная палата РФ будет пристально смотреть, насколько эффективно они выполняют эту функцию.

Интересно, что вслед за государством и крупные корпорации начали задумываться о создании фондов, финансирующих НИОКР. Так, сделать корпоративный фонд по модели ФПИ предполагает Росатом – он будет платить автору вознаграждение за результат, но при этом сам будет распоряжаться результатами для пополнения средств фонда. Это предложение госкорпорации мы, безусловно, поддерживаем.

Повлияет ли новая модель оценки результативности научных организаций на объёмы выявленных и использованных РИД?

– Важнейшим блоком системы показателей для оценки результативности являются сведения о количестве выявленных, учтённых и использованных РИД, доходов от такого использования. Группа соответствующих критериев позволяет нам видеть, насколько эффективно работает рубль бюджетной поддержки. Любая НИОКР должна заканчиваться регистрацией РИД, а ещё лучше, когда результат выражен в форме лицензионного соглашения. В Единую государственную информационную систему учёта научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения (ЕГИСУ НИОКТР) мы планируем ввести интерактивный инструмент, который позволит автоматически формировать лицензионные договора на основе типовых форм, разработанных министерством. Это сильно упростит жизнь научных организаций, поможет быстрее сформировать культуру оформления передачи прав на РИД. Также ЕГИСУ НИОКРТ будет поддерживать новый инструмент, предусмотренный изменениями в Гражданский кодекс РФ, – открытые лицензии. Отмечу, что по итогам первого года работы ЕГИСУ НИОКРТ число выявленных и учтённых РИД, созданных за счёт средств федерального бюджета, увеличилось почти в 2 раза.

Но этого недостаточно. По нашим расчётам, чтобы РИД сказались на экономике, их выявление и регистрация должны возрасти в 20–30 раз. Тогда появится такой количественный результат, благодаря которому экономика обретёт новое, инновационное, качество.

А какие ещё возможности открывает ЕГИСУ НИОКРТ?

– Эта информационная система позволяет анализировать все уровни поддержки: государственный и негосударственный, федеральный и региональный, муниципальный и любой другой. К примеру, руководитель каждого субъекта Федерации может посмотреть, насколько его регион конкурентоспособен по сравнению с другими в части привлечения федеральной поддержки. Равно как и увидеть, эффективно ли используется в регионе результат, созданный за счёт федерального бюджета, достаточно ли на его территории научного задела, созданного организациями. И, соответственно, он сможет планировать стратегию развития, выделять средства из регионального бюджета в те точки, где есть заделы, пользуясь другими инструментами развития. К примеру, создавая инновационные территориальные кластеры. Не говоря уже о создании конкурентной среды по образцу Казани, в которой есть эффективные инструменты реализации государственной политики в области интеллектуальной собственности и инноваций.

Мы считаем, что увеличить долю внутренних затрат на исследования и разработки до 1,77% ВВП – а на это, по нашим оценкам, потребуется триллион рублей дополнительных вложений – можно в том числе путём доучёта тех средств, которые направляются на разработки, но нигде не регистрируются. Мы же пока отчитываемся перед Росстатом только за те средства, которые запланировали, то есть за прямые затраты. Если ведомство заложило в свою федеральную целевую программу 20% расходов на НИОКР, то оно по ним и предоставляет сведения – даже если потом окажется, что 80% разработок обеспечивают дополнительный приток средств за счёт лицензирования РИД. И в этом смысле расширение системы учёта РИД в ЕГИСУ НИОКРТ до регионального уровня и внебюджетных источников – это как раз доучёт внутренних затрат.

Было бы полезно использовать мировой опыт статистики – во всех странах с инновационной системой к внутренним расходам на исследования и разработки относятся и средства, полученные от продажи лицензий. А наш Росстат их, увы, не учитывает. Если вы получили результат НИОКР и продали лицензию на него 3–4 раза, то эти деньги не считаются деньгами науки.

С 1 октября 2014 года постановлением Правительства России № 512 введены правила выплаты вознаграждения за служебные изобретения, полезные модели и промышленные образцы. Как скоро, на Ваш взгляд, ими воспользуются создатели РИД и работодатели? Повлияют ли новые правила на взаимоотношения между ними?

– Это постановление, разработанное Минобрнауки, носит не императивный характер, а защищает права автора, страхует его, являясь фактически «запасным парашютом». В Гражданском кодексе РФ определено, что объём и условия выплаты авторских вознаграждений устанавливает работодатель по соглашению с работником. То есть все хозяйствующие субъекты, начиная с Мосводоканала и заканчивая Росатомом, отношения с автором РИД должны и могут урегулировать сами. Если же этого не происходит, если работодатель так и не решил, каков вклад работника в инновационное развитие компании и как его участие должно быть вознаграждено, то вступает в силу норма постановления № 512 о ставках вознаграждения за РИД.

Документ касается трёх видов объектов интеллектуальной собственности: служебных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Он не распространяется на другие объекты, скажем, базы данных или программное обеспечение. В ИТ-отрасли, где есть инновационная культура и выстроена модель стимулирования творческих людей, создающих конкурентоспособный продукт, зарплата и иные формы вознаграждений, стимулирующих выплат работникам, составляют от 1/3 до 2/3 оборота компаний. В других отраслях этого нет. Таким образом, постановление «подстёгивает» работодателей к формированию культуры взаимоотношений с авторами РИД.

К слову, некоторые организации до сих пор не заметили, что нормативная практика разрешительного характера уже существует, что все нормативные акты Минобрнауки за последние два года предоставляют им большую свободу в принятии решений. А они всё ещё живут старыми представлениями о запретительном характере норм. И до сих пор просят помочь в том, что и так разрешено законом или подзаконными актами. Пора бы уже научиться жить по нормам гражданского права, которые означают: что не запрещено, то разрешено. А руководителям организаций, в первую очередь, надо стать более инициативными и ответственными.

Когда можно будет говорить о том, что в России сформировался рынок интеллектуальной собственности?

– Рынок интеллектуальной собственности – это свободный доступ к нематериальным активам, и в этом смысле он существует. Лицензионные сделки совершаются, мы даже экспортируем некоторые технологии, хотя их импорт пока намного превышает экспорт. Но о развитом состоянии рынка можно говорить тогда, когда Росстат начнёт регистрировать сделки по приобретению прав на РИД, когда разовьётся культура отношений в сфере интеллектуальной собственности. И, наконец, когда будут приняты стимулирующие налоговые меры. Ведь то же импортозамещение по сути – инновационное развитие внутреннего рынка.

Ещё одним признаком развитого рынка будет изменение структуры финансирования науки. Сейчас она на 70% поддерживается за счёт бюджетных средств и лишь на 30% из внебюджетных источников. А должно быть ровно наоборот, и положительные сдвиги в изменении соотношения уже начались.

В 2014 году (а это год реформы РАН!) впервые темпы роста внебюджетных расходов на НИОКР обогнали темпы роста бюджетных расходов – 14% против 5%.

Не исключаю, что всего перечисленного выше нам удастся достичь за два–три года, разумеется, при осознании важности рынка интеллектуальной собственности для экономики страны и усилиях всех участников инновационного цикла.

Поделиться: