• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

«Надо собирать вместе маленькие компании, у них есть потенциал роста»

11 декабря 2015 17:33

Андрей Никитин

Директор ТПК «САВА»

Расскажите, в каких условиях сейчас Ваша компания находится? Что планируете делать, какие инициативы и новые проекты прорабатываются?

Наше предприятие в большей степени пищевое. Но с 2003 мы начали заниматься дикоросной тематикой, в первую очередь, заготовкой. С 2005 года мы начали заниматься функциональным питанием. Это направление предполагает получение свидетельства на изготовление соков и нектаров, обогащенных пектинами, это работа с предприятиями с вредными условиями труда. Сейчас мы работаем с Норильским никелем. Мы прошли клинические испытания в Федеральном научном центре, и двигаемся в этом направлении. Конкурентов по сокам, обогащенных пектинами, у нас нет (мы даже патент получили). А по киселям, обогащенных пектинами, это московская компания «ЛЕОВИТ». Но наш продукт можно просто открыть и выпить, например, в горячих цехах, а их надо разводить кипятком. Плюс к этому еще добавляется факт логистики и цены – если мы тут работаем на основе ягод и паст, то у них продукты на основе порошков. Поэтому за ценовое поле приходится бороться.

А в Томске есть куда расширяться?

Да. Но большую часть у нас занимает направление по диабетике. Если говорить о доли продукции в компании, то треть занимают наполнители, начинки для компании «Яшкино». Начинали мы сотрудничество с ягодных начинок, а сейчас это все мягкие вафли и круассаны и т.д. Мы только для них в месяц выпускаем порядка 600 тонн продукции (наполнителей). Это тоже одно из направлений.

Также по дикоросной тематике была всегда направленность в части глубокой переработки на месте. Одно из направлений – это переработка кедрового ореха – производство кедрового молочка. Из новых проектов – мы разработали сливки, но пока не запустили в производство. Но с рынком пока трудно, динамика есть, но та линия, которую мы купили, не загружена.

А с чем это связываете? Нужно время, чтобы люди привыкли?

Например, в работе с аптеками надо получать Свидетельство о госрегистрации (СГР). Около года уже проводятся клинические испытания в СибГМУ на кормящих мамах. Скоро нам должны выдать результат, надеемся, этого будет достаточно. С пектином также проходили клинические испытания.

Сколько по времени они проходят?

В Москве проходили год. По этим сказали, что 1,5 года. Там есть нюанс, что нас приняли в фармкластер. Но дальше взаимодействия между наукой, производством и властью не произошло.

А как появляются новые направления? У вас есть перечень необходимых исследований?

У нас есть научно-производственный отдел. Мы, конечно, больше на пищевую отрасль ориентированы. Работаем с Кемеровским технологическим институтом пищевой промышленности, а по кедровому молочку работаем с ВНИИ молочной промышленности. Просто все это не быстро делалось.

Как Вам кажется, в связи с чем удлиняется процесс? Потому что длинный цикл испытаний? Или это можно убыстрять?

Если мы про общий прайс говорим, то конкурировать с федеральными брендами достаточно серьезно, нужны большие вложения.

А инициативу с кедровым молочком может кто-то перехватить?

В Ангарске есть производство, но они делают продукцию со скорлупой и продвигают в Интернете. У нас есть склад в Москве, и мы возим в общие сети, хотя с кедровым молочком мы ни в «Ашан», ни в «Перекресток» не вошли. Переговоры идут уже довольно долго, но народ до сих пор не понимает. Также у нас в планах выстраивать взаимодействие с теми, кто занимается здоровым питанием. Надеемся, что если мы получим СГР, то шанс двинуться в аптечные сети у нас увеличится. У нас был положительный опыт работы с сетью аптек «36,6», туда мы поставляли брусничные, черничные соки (не обогащенные, а обычные). Мы это делали через Роспотребнадзор для детей от 3-х лет. У нас был опыт работы с ТГУ, есть у нас совместное малое предприятие, которое занималось производством энергетика на основе лимонника. Но мы не продвинули этот продукт. Однако, плюс в том, что мы получили созданное совместно с ТГУ предприятие. 

Если говорить о составе продукции, есть ли у нас в стране какой-то перечень содержания разных веществ в продуктах?

Для продажи, да. Основным покупателем у нас была фармацевтическая компания «Алтайвитамины», потом – компания «Алтай-Фитобад». К сожалению, на сегодняшний день у нас есть лицензия только как БАД.

В 2014 году мы получили Европейский сертификат на продукты из облепихи и кедра. Это означает, что мы можем ставить на нашей продукции значок «Био». Но производство био-продукции мы окончательно еще не запустили. Мы делали его в первую очередь для экспорта. Первую фуру мы отправили в Чехию по программе «Школьное питание».

На Ваш взгляд, бионаправление стоит все-таки развивать или нет?

В Европе и мире это направление очень сильное. Если исходить из моего опыта (сколько я занимаюсь пищевой промышленностью), то подобные магазины у нас в стране открывались. Но когда на полках этого магазина стоят те же продукты, что и в соседнем обычном магазине, то сложно говорить о развитии био-продукции.

Знак БИО мы можем ставить только на продукты из облепихи и кедрового ореха, без добавок, без сахара (или с добавлением биосахара, который надо дополнительно покупать). В декабре мы участвовали в выставке по здоровому питанию в Амстердаме, там подобные компании были, контакты налажены. Мы в этом направлении движемся.

Насколько сегодня перспективно развиваться в сторону западных рынков? 

Там другая цена. Естественно, нам интересно таким экспортом заниматься. Мы движемся не только в западном направлении. Мы работаем с Китаем, начинали работать в южном направлении, но там возникает много сложностей в плане логистики.

Какие бы направления вы выделили в качестве приоритетных для своей компании в ближайшей перспективе?

То, что я озвучил, это мы и продвигаем. Если говорить о возможных направлениях развития в рамках кластера возобновляемых природных ресурсов, участниками которого мы стали, то здесь их несколько. Во-первых, поскольку Томск – это столица кедра, то это направление стоит продолжать развивать и дополнять новыми продуктами. Если говорить про начинки (наполнители), то необходимо развиваться в кондитерском направлении. Молочный рынок – очень интересный. Для Томска это могла бы быть фишкой с определенными начинками (например, то же кедровое молочко). Мы стараемся сотрудничать в этих направлениях с разными институтами.

Как Вы считаете, с кем можно объединяться?

На мой взгляд, надо собирать вместе маленькие компании, потому что у больших компаний другие стратегии и планы. А у маленьких компаний есть потенциал роста.

Поделиться: