• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

Развитие Сибири должно сопровождаться качественной политикой регионов

25 января 2012 21:30

Виктор Толоконский

Полпред президента в Сибирском федеральном округе

– Виктор Александрович, недавно было объявлено о предстоящем создании фонда развития Сибири. Цели и задачи этого фонда понятны, но непонятны пока принципы его формирования и распределения средств.

– Сегодня мы работаем не столько над созданием фонда, сколько над предложениями, которые попросил нас сделать наш земляк в правительстве Сергей Шойгу. Он, в свою очередь, получил соответствующее поручение от председателя правительства Владимира Путина. Речь идет о некоторых новых дополнительных решениях на федеральном уровне, уровне субъектов Федерации для ускорения и повышения качества развития регионов Сибири.

Мы провели совещание с руководителями всех регионов, создали рабочую группу, которая собрала и обобщила эти предложения, после чего они были направлены в правительство.

Среди этих предложений – дополнительные механизмы привлечения инвестиций в Сибирь, решения для быстрейшей реализации целого ряда инфраструктурных проектов и формирования комфортного социального климата. Поскольку очень важно, чтобы население не только закреплялось в Сибири, но и активно приезжало в наши регионы.

Что касается моего экспертного мнения о приоритетных направлениях развития Сибири, то я бы выделил четыре таких направления.

Первое – это формирование на территории Большой Сибири специальных экономических зон ускоренного развития, где можно было бы устанавливать особый налоговый режим по региональной группе налогов (НДС, налог на имущество и т.п.). Это может быть одно или несколько муниципальных образований, а может быть и регион в целом – это проще сделать, это не нарушит сложившийся баланс.

Второе большое направление – это крупные инфраструктурные проекты. Понятно, что развитие Сибири предполагает особое развитие некоторых сложных инфраструктурных отраслей, прежде всего, транспорта и энергетики. В чем-то должны быть уточнены федеральные целевые программы, отраслевые программы – чтобы был перечень крупных инвестиционных проектов, реализуемых как с участием федерального бюджета, так и с участием государственных инвестиционных фондов.

Третье – меры по повышению социальной привлекательности Сибири. Можно построить инфраструктуру, можно заинтересовать инвесторов, построить новый промышленный комплекс, новые предприятия. Но если нет людей, если люди из-за более сложных климатических и социальных условий стремятся уехать – мы результата не добьемся. Ну, а социальная привлекательность – это дополнительные возможности решения жилищной проблемы, более высокие стандарты в здравоохранении, образовании. Думаю, здесь тоже можно найти реалистичные подходы, не требующие особых дополнительных средств, которых в бюджете и нет. Но все-таки, с учетом того, что доля населения в этих регионах особого развития не такая большая – можно сделать соответствующий акцент в существующих и разрабатываемых социальных программах.

Ну, и видится мне четвертое направление: так как любое развитие предполагает функционирование каких-то особых механизмов, мне кажется, можно было бы в Сибири усилить некоторые институты развития государства. Открыл Внешэкономбанк в Красноярске представительство – но ведь можно открыть и филиал с самостоятельным уставным капиталом, самостоятельной программой кредитования, кредитным комитетом, чтобы он мог энергичнее и быстрее принимать решения по регионам Сибири. Можно какую-то часть Инвестиционного фонда передвинуть в Сибирь, должны быть сформированы инфраструктурные вещи для развития государственно-частного партнерства.

Дальнейшая интеграция регионов Сибири в международное экономическое пространство сегодня, как никогда остро, ставит задачу повышения эффективности экономики, роста производительности труда, снижения себестоимости и повышения качества производимой продукции. При этом требования к качеству и результативности будут все жестче и жестче, но это и есть путь развития.

Нам предстоит создавать очень много новой экономики, новых рабочих мест, обновлять оборудование в традиционных отраслях, выходить на новые рынки. И здесь без государственной поддержки, безусловно, не обойтись.

– Недавно губернатор Томской области Виктор Кресс озвучил предложение о создании в регионе научно-исследовательского института детства. Хотелось бы узнать ваше мнение о необходимости создания этого института, готовы ли поддержать эту идею и каким образом?

– Я готов поддержать эту идею, организацию такой структуры, и, главным образом, готов способствовать господдержке тех проектов, которые эта структура будет инициировать.

Но здесь, может быть, не совсем точно говорить о необходимости создания института. Я бы сказал, что возможно создать такой институт, потому что когда мы употребляем слово «необходимость», это должно означать, что если мы его не создали, то это катастрофа.

Я думаю, что институт детства – это здравая идея, поскольку формирование личности, формирование здоровья человека, воспитания ребенка – это очень интегрированный процесс. Вряд ли это может быть какой-то самостоятельный исследовательский центр, скорее орган, который бы инициировал правильный заказ науке, общественным организациям, институтам гражданского общества. Чтобы это был скорее не институт, а лаборатория, мозговой центр, который бы активно опирался на экспертное сообщество, создал много координационных советов интеграционного плана, и инициировал заказы, разрабатывал проекты.

Безусловно, готов это поддерживать. Идея интересная и заслуживающая реализации.

– Вопрос о демографии – для Сибири это актуальная проблема. Здесь есть два негативных фактора – в большинстве регионов наблюдается отрицательное сальдо миграции, а там, где сальдо положительное – уезжают высококвалифицированные кадры, приезжают низкоквалифицированные.

– Не совсем соглашусь с вами в характеристике этих процессов. В Сибири есть регионы с высоким уровнем прироста естественного населения, где высокая рождаемость, которая значительно превышает смертность. Выделяются два региона – Республика Тува и Республика Алтай. В то же время из этих регионов с высоким уровнем рождаемости много людей выезжает. Поэтому численность населения, скорее, имеет тенденцию быть стабильной.

Есть группа регионов, где естественный прирост близок к нулю. В Томской, Новосибирской, Иркутской областях, Красноярском крае рождаемость уже превышает смертность.

При этом Алтайский край, Иркутская область, Красноярский край имеют отрицательное сальдо миграции. А два региона имеют позитивное сальдо миграции – это Томская и Новосибирская области. Конечно, мы можем в Новосибирске и Томске найти знакомых, которые уехали в Москву себя попробовать, или уехали в южные регионы с более благоприятным климатом. Но в целом ситуация не такая, чтобы она требовала какого-то перелома. Город Новосибирск увеличивает население очень существенно. Когда лет семь назад население было 1,4 млн человек, я прогнозировал его рост через 10–15 лет до 1,7 млн человек. Мне никто не верил, но сегодня в Новосибирске живет уже 1,5 млн человек, а в Новосибирской агломерации – 1,9 млн человек.

– Как же закреплять квалифицированные кадры, которые «выращиваются», в частности, в инновационном Томске?

– Удерживать можно только хорошей работой, высокой зарплатой и комфортными условиями жизни. Большинство этих факторов есть, и я не думаю, что в Томске прямо такая кричащая проблема – «как людей сохранить?». Я думаю, что город будет очень популярным, и в него будет приезжать все больше и больше людей. Я встречался со студентами томских университетов, где большое количество приезжих студентов, и мне кажется, что подавляющая их часть стремится остаться в Томске.

Более того, я считаю, что Томск очень скоро столкнется с острой необходимостью создания дополнительных рабочих мест, чтобы эти квалифицированные специалисты могли с интересом работать. Прогресс в этом направлении есть, и я вижу, как много уже сделано в ОЭЗ.

Но надо, чтобы успешных проектов в Томской ОЭЗ стало больше. Речь должна идти о переносе высокотехнологичных и наукоемких компаний и производств в Томск. Раз здесь есть льготы, особый налоговый режим, особый таможенный режим, так давайте мы пригласим инноваторов и ученых из Новосибирска, Красноярска, Москвы, Петербурга, Поволжья и Урала – чтобы они приезжали и работали в Томске.

При этом важно не забыть о социальной привлекательности города. И здесь одним из очень реальных, доступных и уже обозначенных руководителями государства механизмов может быть особая льготная ипотека.

Президент России Дмитрий Медведев уже говорил о необходимости начать пилотные проекты льготной ипотеки именно в регионах Сибири. А как любой новый механизм, требующий больших бюджетных ресурсов, новых организационных управленческих решений, он должен где-то опробоваться.

Льготная ипотека в моем понимании – это государственная гарантия. Почему сегодня многие молодые специалисты не могут купить жилье в рассрочку? У них маленькая зарплата, у них нет денег на первый взнос, в результате банк их не признает как клиентов. Да и самих клиентов смущает большой банковский процент – за 15–20 лет может набежать 2,5 стоимости квартиры – это абсурд.

Считаю, что в случае с льготной ипотекой бюджет государства должен дать гарантию банку. Первоначально такие гарантии можно было бы сконцентрировать в Сибири и на Дальнем Востоке, здесь отработать весь механизм, а затем посмотреть, как можно было бы распространить его на другие регионы.

Государственная гарантия позволит снизить первый взнос, снизить проценты по кредиту. Ведь банк в свою процентную ставку закладывает риски, а если государство все гарантирует, рисков нет, и эти показатели могут быть минимальными.

Предполагаю, что в ближайшее время может появиться закон, ограничивающий величину процента по банковским депозитам на уровне примерно 2/3 ставки рефинансирования. Сейчас эта ставка составляет 8%, следовательно, банковский депозит составит менее 6%.

В случае, если государство примет программу госгарантии по ипотечным вкладам, при этом поставив условие сохранить маржу в пределах 1,5%, то получится ставка не более 7,5% годовых. Маржи в 1,5% вполне достаточно банку, чтобы заработать прибыль в огромных размерах.

В итоге получится, что зарплата не будет ограничением, первый взнос будет минимальным, процент – вполне разумным, и заемщик сможет его легко покрывать с ростом зарплаты. Фактически, – даже рискну предположить – процент станет нулевым, если учитывать рост зарплаты в год на 7–10%. Это будет сигналом к тому, что можно жилье строить в этих регионах более высокими темпами.

Да и для людей это станет серьезным фактором стабильности и привлекательности жизни в регионе. Потому что в Москве и Сочи, что называется, «тебя еще никто не ждет», а здесь ты уже получил и работу, и жилье.

Но если бы мы разговаривали на эту тему 5–10 лет назад, то я бы сказал, что зарплаты и жилья достаточно для социальной привлекательности, а сейчас я уже так не скажу.

Помимо доступности жилья, фактором привлекательности также является достойный уровень развития инфраструктуры. Хочется, чтобы в Томске стандарты качества жизни были наиболее высокими в России, чтобы этим отличался город, обладающий высоким образовательным, интеллектуальным потенциалом. И тогда, если люди будут иметь жилье и интересную высокооплачиваемую работу, благоприятную среду – низкий уровень преступности, хорошее благоустройство, современный аэропорт – многие проблемы снимутся сами собой. Так действовал Столыпин, так действовали и до Столыпина – создавая в Сибири лучшие условия по сравнению с другой частью страны для обустройства, для профессионального и социального роста.

– Необычное предложение недавно высказал губернатор Виктор Кресс в послании жителям Томской области – о строительстве нового выхода к Транссибу из Томска. Он предложил построить новую 90-километровую железнодорожную линию Томск- Болотная. Насколько, с Вашей точки зрения, этот проект состоятелен, актуален, необходим и реализуем в среднесрочной перспективе?

– Думаю, что актуальность проекта не должна вызывать сомнений, потому что прямой выход на Болотное – это возможность буквально за 1,5 часа доезжать до Новосибирска. Я думаю, что пассажиропоток между Новосибирском и Томском может быть очень большим. Он сейчас, в основном, определяется личностными, семейными связями и связями по бизнесу. В ближайшие годы – лет через пять – он будет связан с особой спецификой Новосибирска и Томска – это будут научные центры, инновационные центры, это будут постоянные конференции, симпозиумы. В проекте «Инотомск-2020» заложено стремление буквально каждый день в Томске насытить какими-то событиями. И Новосибирск к этому стремится. Не исключаю, что здесь можно будет вводить в постоянную практику конференции с двумя точками – и в Томске, и в Новосибирске. Поэтому идея эта вызывает у меня только поддержку.

Другое дело, что реализовать быстро эту идею вряд ли возможно, потому что у нас еще есть территории, где нет железной дороги вообще. Томск с Транссибом все-таки соединен, хоть и через тайгу. Мне кажется, в Томской области более активно будет развиваться авиационное сообщение, причем, не только за счет развития международного аэропорта, но и за счет малой авиации. Мы планируем создать казенные предприятия, которые будут обслуживать аэродромы. Сегодня сняты ограничения на покупку, лизинг самолетов малой вместимости. Я думаю, что авиационное сообщение Томска и Новосибирска будет развиваться очень быстро – раньше, чем мы построим эту дорогу.

Но дорога эта будет включена в перспективные планы инфраструктурного развития. Думаю, что нынешнее молодое поколение до этой дороги доживет. Но надо понимать, что такие решения быстрыми не бывают, и строить железную дорогу не так просто.

– Позвольте в некотором смысле политический вопрос. Институт полпредов – это довольно молодой институт, и в сознании обывателей еще не смог укрепиться как признанный орган власти – такой как мэр, губернатор, президент. Понятно, что у Вас есть определенный круг компетенции, полномочий, ответственности. А чего бы Вы хотели добиться на своем посту полномочного представителя президента через несколько лет? На чем бы сконцентрировали усилия в ближайшие годы, чтобы можно было сказать: «Да, это Толоконский сделал»?

Во-первых, мы не можем и не должны быть органом, каким является федеральная власть, власть субъекта Федерации или муниципальная власть. Полномочные представители – это своеобразное территориальное подразделение администрации главы государства и, основном, решает те задачи, которые непосредственно решаются президентом России: это и организационная работа, и работа по подбору и назначению кадров – у нас огромная номенклатура федеральных должностей, назначение которых мы согласовываем, это также контрольная функция, в том числе и за выполнением поручений президента России, и, конечно, содействие повышению качества управления в регионах – для меня эта задача очень близкая.

Безусловно, мне бы очень хотелось, чтобы, с одной стороны, в каком-то близком будущем обновилась и усилилась федеральная политика по отношению к Сибири, чтобы в Сибири было то, о чем мы говорили выше – и стимулы для инвесторов, и социальные стимулы, и крупные инфраструктурные проекты, чтобы была изменена политика в отношении регионов с особым потенциалом развития и одновременно чтобы качественную политику сформировали регионы Сибирского федерального округа. Нельзя развить Сибирь только усилиями федерального центра. Это развитие должно сопровождаться обновленной, более качественной политикой регионов.

Если я такую политику инициирую или буду свидетелем, что эта политика обновляется или усиливается, конечно, я буду читать это главным направлением, главным приоритетом.

В политической, управленческой работе не всегда можно приписать результат себе. Тем не менее, мне всегда по-человечески важно, чтобы я в своей работе был максимально конкретен, максимально настроен на поддержку других людей. И если кто-то за годы моей работы скажет, что этот объект мы построили не без помощи полпреда, а какой-то человек скажет, что свою проблему решил с участием полпреда – это тоже будет тем, что придает смысл моей работе, моей жизни.

Поделиться: