• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

Создание консорциума томских вузов и научных организаций обязывает нас выстраивать «семейные» отношения и действовать в интересах нашей «большой семьи» во благо Томска и страны в целом

31 октября 2011 17:00

Петр Чубик

Ректор Национального исследовательского Томского политехнического университета

Эксперты сегодня заявляют об избыточном количестве вузов в России, что, по их мнению, сказывается на качестве образования, в особенности технического. Так ли это на самом деле, как может развиваться система высшего образования и как поднять ее качество для успешного развития инновационной экономики в интервью РИА Новости рассказал вице-президент Ассоциации инженерного образования России, член Общественной палаты РФ, ректор Национального исследовательского Томского политехнического университета (ТПУ) Петр Чубик.

– Петр Савельевич, уже неоднократно звучало мнение, что количество вузов в стране избыточно, тем более, что сейчас мы находимся в «демографической яме», когда количество студентов за несколько лет сократилось вдвое. В этом году 1 сентября свои двери открыли 1,1 тысячи вузов, в том числе 482 негосударственных. Действительно вузов слишком много?

– Прежде всего, нужно вспомнить, когда и почему у нас в стране появилось такое количество вузов. Это было начало 90-х – разваливающаяся страна с разваливающейся экономикой. Что власти вынуждены были сделать тогда? Приблизить образование к месту проживания, так как только единицы родителей могли позволить себе отправить ребенка на обучение в другой город. Так появились филиалы вузов. Всем было понятно, что в филиалах обеспечить то же качество образования, что и в базовом вузе, невозможно или почти невозможно. В те годы элементарно не было денег и на базовые вузы. Поэтому, чтобы они могли выжить, им, наряду с бюджетными, разрешили и платное образование. А уже после этого, преимущественно из филиалов, появились и частные вузы. Так в нашей стране высшее профессиональное образование стало массовым. Именно в «массовизации» и кроется главная причина низкого качества высшего профессионального образования.

Но просто так вдруг взять и закрыть половину вузов не получится. Во-первых, как объяснить родителям школьников 11, 10, 9, 8 и так далее классов то, что мы последние 15 лет держали двери всех вузов широко открытыми, а теперь вдруг возьмем и перед носом их детей наполовину их закроем? Во-вторых, сокращение вузов – это длительная процедура, все равно всех нужно доучить – и где? В базовом вузе? Другом вузе? Отсюда следует, что вузы сегодня нужно не сокращать, а укрупнять, начиная с перевода студентов филиалов в базовые вузы. Согласитесь, в общественном сознании сокращение (хирургия) и укрупнение (терапия) – это не одно и то же.

– Но нужно ли современной российской экономике такое количество выпускников высших учебных заведений? Тем более с сомнительным качеством полученного образования в небольших и не престижных вузах? По разным данным, сегодня от 80% до 95% выпускников школ идут получать высшее образование – при условии, что еще 20 лет назад таковых было около 20%.

– Сегодня ситуация уже начала меняться. В этом году вся страна перешла на уровневую подготовку: бакалавр (четыре года обучения) – магистр (плюс два года). Это неизбежно создает в вузе конкурентную среду, ведь в магистратуру попадут далеко не все, а только наиболее способные из числа бакалавров. Стремление большинства попасть в магистратуру как высшую ступень профессионального образования (а это нужно культивировать) обязательно приведет к повышению качества образования в бакалавриате. При подготовке же магистров вуз вправе на 70% самостоятельно определять содержание образования, согласовывая это с работодателями и лучшими международными практиками. Уже сегодня стандарт ТПУ ориентирован на лучший международный опыт подготовки студентов технических специальностей.

Но среду в вузах можно сделать еще более конкурентной, перейдя от системы «четыре плюс два» к системе «два плюс два плюс два». Что это означает? Это означает создание еще одной ступени конкурсного отбора на продолжение обучения в бакалавриате после первых двух курсов. Те, кто этот конкурс не выдерживают, идут работать в качестве высококвалифицированных рабочих и техников. Правда, для этого нужно перестроить обучение в бакалавриате, сделав первые два года практико-ориентированными. При этом выпускники первой ступени должны иметь возможность в будущем продолжить обучение на второй ступени, также как выпускники второй ступени – продолжить обучение на третьей. Мне кажется, что такая трехступенчатая система выгодна всем: и родителям, и выпускникам школ, и студентам, и работодателям, и государству.

– Петр Савельевич, на прошлой неделе вы участвовали во встрече Дмитрия Медведева с членами Общественного комитета сторонников. На этой встрече речь зашла и о необходимости привлекать иностранных специалистов для разработки новых технологий в России. ТПУ уже давно и успешно работает с иностранными учеными и преподавателями. Как вы думаете, насколько реально привлечение иностранцев к модернизации российской экономики? Или для нас важнее «иностранные деньги» нежели их «мозги»?

– Для нас важнее превращение наших разработок в «иностранные деньги». Есть такое образное сравнение модернизации и инноваций. Модернизация – это когда мы, россияне, решаем наши проблемы с помощью зарубежной техники и зарубежных технологий. Инновация – это когда они, иностранцы, решают свои проблемы с помощью нашей техники и наших технологий (это и есть превращение наших разработок в «иностранные деньги»).

На мой взгляд, с мозгами у нас все не так плохо. А вот что мы действительно еще плохо делаем, так это превращаем знания в деньги. И этому тоже есть объяснение: капитализму в нашей стране всего 20 лет. Те, кто сегодня в силу возраста генерируют знания, с детства не приучены превращать их в деньги, а то поколение, которое с деньгами  «на ты», еще не умеет генерировать знания.

Есть еще один немаловажный фактор, из-за которого мы проигрываем зарубежным университетам в объемах и качестве научных разработок (и в рейтингах тоже!). Это узкая специализация наших высших учебных заведений. Произошло это в начале 30-х годов прошлого века, в эпоху массовой индустриализации страны. Именно тогда появились отдельные геологоразведочные, горные, нефтегазовые, металлургические, авиационные, энергетические, железнодорожные, медицинские, сельскохозяйственные, строительные вузы. Томский политехнический в 1930–1934 годах как единый вуз не существовал, он был разделен на целый ряд отдельных институтов, включая мукомольный. Возродился в 1934 году, объединив в своем составе четыре отдельных института.

А теперь посмотрите на ведущие зарубежные вузы. Как правило, в каждом из них ведется подготовка специалистов, и выполняются научные исследования по техническим, естественным, гуманитарным, социально-экономическим наукам и медицине – наукам о жизни. То есть по всему спектру в одном университете. Таким образом, междисциплинарность, обеспечивающая сегодня разработку всех прорывных технологий, в зарубежных вузах  начинается еще на студенческой скамье. Может быть, высокотехнологичное медицинское оборудование мы сегодня покупаем преимущественно на западе, потому что над его созданием  начинают работать еще студенты – будущие медики, инженеры, физики, обучающиеся в одном университете, живущие в одном общежитии. Это еще один аргумент в пользу укрупнения вузов.

Но вернемся к вопросу об иностранных ученых. На мой взгляд, нам иностранные ученые нужны, прежде всего, для того, чтобы помочь в коммерциализации наших разработок, в привитии нам современной исследовательской культуры. В настоящее время ТПУ разрабатывает несколько крупных проектов. В частности, для СИБУРа. И если сначала речь шла об обеспечении высококвалифицированными кадрами их исследовательского центра «НИОСТ» (прим. – резидент Томской особой экономической зоны), то сегодня задача стоит шире – это подготовка кадров для всех R&D-центров и производственных центров компании. Мы уже привлекли под этот проект зарубежного специалиста, планируется выход на программы уровня «двойной диплом», когда выпускник получает диплом о высшем образовании не только ТПУ, но и зарубежного вуза-партнера.

Сегодня мы обсуждаем проект по созданию на базе ТПУ центра химико-фармацевтической подготовки специалистов в интересах компании «Р-Фарм». Это тоже очень серьезная задача, успешное решение которой потребует привлечения специалистов из-за рубежа.

Наконец, это проект с ГК «Росатом», в котором  речь идет о подготовке специалистов для работы на объектах Росатома не только в России, но и за рубежом. Уже в следующем, 2012 году, мы должны начать подготовку специалистов из числа иностранных граждан. Будет серьезно модернизирована и учебно-лабораторная база.

– Когда говорят о зарубежных научных разработках, как правило, звучат именно крупные университеты. У нас же долгое время вузовская наука по сравнению с наукой академической была «падчерицей», государственные средства вкладывались в основном академию наук. Как сегодня меняется ситуация?

– Сегодня в академии наук работают профессиональные ученые, а в вузах – профессиональные преподаватели, которых мы обязываем заниматься наукой. Достаточно массовая исследовательская практика в наших вузах только начала возрождаться. В  идеале желательно, чтобы и те, и другие занимались и тем, и другим.

Приведу пример École Polytechnique. Ректор этого университета рассказывал, что у него четыре с половиной тысячи исследователей, и каждый из них рвется получить педагогическую нагрузку, как минимум, читать хоть один курс. Для чего это им нужно? Не для зарплаты, полставочной либо какой-то еще – им нужен доступ к студентам, для того, чтобы набрать их в свои исследовательские группы, готовить к этой работе и так далее. У нас пока не рвутся.

Поэтому не случайно СИБУР вместе со своей корпоративной наукой идет в наш вуз, так как это дает ему огромное преимущество – доступ к молодым кадрам. Сегодня у нас обучаются в магистратуре более 1,5 тысячи студентов, это уже хорошие грамотные ребятишки, которым нужно выполнять магистерские диссертации, поэтому «заставить» их заниматься наукой не стоит особого труда – они обязаны это сделать хотя бы ради защиты диссертации. А если им еще немножко доплачивают, то их из лаборатории не выгонишь. Из этих ребят потом можно выбирать, кто пойдет в аспирантуру. Ни одна другая наука (академическая, отраслевая, корпоративная) не имеет этого конкурентного преимущества вузов. Поэтому не случайно за рубежом большая часть науки сосредоточена именно в университетах.

Если говорить о финансировании вузов, то сегодня, нам, ведущим вузам, грех жаловаться. Конечно, не все статьи расходов закрыты федеральными деньгами, но еще 10 лет назад о таких финансовых вливаниях в высшую школу и речи не шло. Особенно заметные улучшения начались в конце 2006 года, когда появились первые вузы-победители инновационных образовательных программ. В Томске в 2006 году таковыми стали Томский государственный университет (ТГУ) и Томский университет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), в 2007 году в этот проект вошел и Томский политехнический университет. Затем появились федеральные университеты, национальные исследовательские университеты. По большому счету, прошло всего пять лет, как государство начало серьезно вкладывать в вузы. И далеко не во все! Победителями конкурса инновационных образовательных программ стало 57 вузов, исследовательских университетов у нас 29, федеральных – 8, плюс Московский государственный университет и Санкт-Петербургский госуниверситет. И все. Поэтому ожидать быстрых перемен от всей системы высшего профессионального образования, когда мы вкладываемся главным образом в ведущие вузы и только в последние годы, наивно. Нужно время – время на перемены. Новой России уже 20 лет, и что, у нас уже нет проблем?

– Движение вперед и развитие инновационной экономики невозможно без развития технического образования. Причем на уровне не только вузов, но и общеобразовательных школ. И в последних преподавание естественных наук оставляет желать лучшего. Как вузам справляться с низким уровнем знаний абитуриентов?

– К сожалению, интерес школьников к естественным наукам не растет. Конкурс на технические направления и специальности практически остается на одном уровне, и он потенциально в четыре раза ниже, чем на все другие направления и специальности. Простая арифметика: у нас в 1993–1994 годах было 2,6 миллиона студентов, в 2010–2011 годах – уже 7,4 миллиона студентов. Но при этом школьников стало практически в два раза меньше, а из них сдают ЕГЭ по физике на выходе из школы только 27%. Вопрос: во сколько раз уменьшится конкурс на технические направления и специальности? И что нужно сделать, чтобы его повысить в условиях остающейся сложной  демографической ситуации. Год назад в интервью РИА Новости я уже озвучивал идею ввести обязательный ЕГЭ по физике. Эта идея довольно широко обсуждалась, и не только на разного рода форумах, но и в Госдуме, однако развития не получила.

Между тем, сегодня многие ребята, готовясь поступать в вуз, даже толком не представляют, кто они – технари или же гуманитарии? Поскольку физика посложнее, идут в гуманитарии, а если не проходят на бюджетные места, то имеют только одну возможность стать студентами – учиться платно. При наличии же ЕГЭ по физике, абитуриент имел бы потенциальную возможность стать студентом-технарем-бюджетником. И родители бы не напрягались. Поэтому я за то, чтобы у абитуриентов была возможность более широкого выбора, ведь насильно в технари никого не загоняют, но для этого нужно учить всё и сдавать всё, а не избирательно.

А пока нет обязательной сдачи ЕГЭ по физике, а, следовательно, и высокого конкурса  на технические направления и специальности, нужно брать не числом, а умением. Абитуриентов к обучению в технических вузах готовить в  специализированных лицеях. При ТПУ есть лицей, но в нем могут обучаться только томичи. Выпускники лицея показывают отличные  результаты, в этом году сто баллов по ЕГЭ получили 12 выпускников, двое из них – по двум предметам.

За два года лицей вполне успевает подготовить ребят к обучению в университете. Но лучше бы создать при ведущих вузах не лицеи, а лицеи-интернаты, что позволило бы  привлекать ребят из глубинки, из других регионов.

– Возвращаясь к вопросу о необходимости сотрудничества вузов. На днях будет подписано соглашение о создании Ассоциации «Консорциум томских вузов и научных организаций». Для чего нужна эта структура?

– Учредительный договор и проект устава Ассоциации  практически согласованы. Будет общее собрание – это главный управляющий орган Ассоциации, будет Совет Ассоциации, исполнительная дирекция. На мой взгляд, сегодня возглавлять консорциум должен тот, кто возглавляет совет ректоров. Этого же мнения придерживаются и мои коллеги – ректоры.

Томские вузы на самом деле уже давно реализуют совместные проекты. Сегодня у нас есть соглашение с ТУСУРом, с Сибирским медицинским университетом, мы подготовили соглашение и с ТГУ. Мы сегодня совместно работаем в рамках 218 постановления правительства, где победителем проекта является ТГУ, а соисполнителями ТПУ и ТУСУР. Есть проект, где ТУСУР – победитель, а соисполнители ТГУ и ТПУ. Создание Ассоциации делает наш гражданский брак законным,  обязывает нас выстраивать «семейные» отношения и действовать в интересах нашей «большой семьи» во благо Томска и страны в целом.

Источник: РИА Новости
Поделиться: