• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

«Супермикрохирургия дает возможность делать операции на сосудах диаметром 500 микрон и меньше»

11 декабря 2015 17:45

Владимир Байтингер

Профессор, заслуженный врач РФ, создатель и президент первого в России и СНГ института реконструктивной и пластической хирургии АНО «НИИ микрохирургии ТНЦ СО РАМН»

Владимир Байтингер
Профессор, заслуженный врач РФ, создатель и президент первого в России и СНГ института реконструктивной и пластической хирургии АНО «НИИ микрохирургии ТНЦ СО РАМН»

Андрей Байтингер
Врач-хирург, руководитель научного направления изучения периферической нервной системы в АНО «НИИ микрохирургии ТНЦ СО РАМН»

В чем специфика работы микрохирурга?

- Микрохирургия – это не наука и не специальность, это технология, которую мы можем применять в разных областях хирургии. Для этого нам нужно использовать специальное оборудование: высокоточную оптику, микроскопы, супертонкий шовный материал, который в максимальной своей величине в 3 раза тоньше волоса. Для того, чтобы работать микрохирургом, нужно соблюдать очень интересные и сложные правила.


С какими основными сложностями сталкиваются люди вашей профессии?

- Сложность врача микрохирурга состоит не только в том, что это большая ответственность, дорогое обучение и многочасовые операции. А это еще и нагрузка на зрительный аппарат, которая приводит к очень большим проблемам. Например, когда ты не можешь избавиться от ощущения свечения в затылке, для этого нужна специальная темная комната, где тебя приводят в соответствующее состояние. Поэтому люди не хотят быть микрохирургами.


- Главным врагом в нашей специальности является тремор, который нарушает работу, координацию. Чтобы бороться с тремором, мы используем специальные кресла с подлокотниками, пользуемся психологической и физической разгрузкой. Когда мы работаем под микроскопом, мы не видим своих рук, а только кончики инструментов. И нам нужно, чтобы наш мозг, наши глаза, понимали нас без наблюдения за действием рук.


Появились ли какие-то новые технологии в микрохирургии в последнее время?

- Появилось новое направление – супермикрохирургия. Это дает нам возможность делать операции на сосудах диаметром 00 микрон и меньше. Первая пациентка в Томске была излечена от тяжелейшего отека после операции по эндопротезированию тазобедренного сустава.

Сегодня супермикрохирургия активно развивается в онкологии. В прошлом году впервые в Томске были продемонстрированы результаты лечения 12 пациентов с тяжелейшим опухолевым процессом. Их представил профессор медицины факультета Токийского Университета Исао Кошима. Эти пациенты были излечены без химиотерапии и лучевой терапии, только с помощью методики супермикрохирургии, при которой было воссоздано и реконструировано новое лимфатическое русло.

Сегодня мы пришли к пониманию того, что микрохирургия от технологии переходит уже в специальность. Например, эти процессы наиболее заметны в Бразилии и Франции. Но также мы пришли к совершенно неожиданному пониманию того, что появляется новая идеология в хирургии. Это работа на макроциркуляторном русле, 3D-микроскопы с увеличением до 36-50 крат, шовный материал, толщиной до 12 нулей и т.д. Этот навык нам удалось получить в 2009 году.

С чем чаще всего приходится сталкиваться в работе микрохирурга?

- Микрохирургия – очень обширная технология. Рутинная микрохирургия – это пришивание утраченных частей тела, операция после удаления опухоли, различные реконструкции, пересадки комплексов ткани, формирование новых органов.

Я занимаюсь реконструкцией нервной системы. Дело в том, что у парализованных людей очень важно подключить провода к центральному головному мозгу таким образом, чтобы мозг «понял», что произошло. Зачастую после операции пациент находится в недоумении. Если у пациента есть дефицит разгибания кисти и у него парализован участок нервной системы, то мы можем использовать нервы, которые отвечают за сгибание кисти, и переключить несколько волокон на разгибание. Тогда пациенту после операции, если он захочет разогнуть кисть, придется подумать, что он хочет согнуть ее, но захотеть разогнуть он должен хотеть сильнее, чем согнуть. Самое интересное, что наш мозг к этому всему привыкает.

Сколько в среднем длится операция?

-  1,5-2 часа. Самая длинная операция длилась 16 часов.





Вы являетесь частной клиникой. Скажите, сложно себя содержать?

- В целом, в самостоятельном плавании жить довольно-таки сложно. Но в связи с тем, что мы работаем в разделе не только плановой помощи, но и скорой помощи, нам предоставили безвозмездную аренду помещения под наш НИИ. Это социально значимый проект, раз мы оказываем скорую помощь.



Кто оказывает финансирование детской хирургии?

- Часть расходов покрывается за счет ОМС. Остальное покрывается благодаря спонсорам.





Как вы выстраиваете работу со спонсорами? Чем они помогают?

- Вот уже на протяжении 15 лет мы ежегодно проводим миссию для детей и взрослых с челюстно-лицевыми аномалиями «Улыбнись». За все время было прооперировано около 700 детей. И в этой акции нам очень помогают спонсоры с шовным материалом, аптечными принадлежностями, правильным питанием (поскольку детей нужно кормить соответствующим образом). Также спонсоры предоставляют игрушки детям, для них это радость. Приходят больничные клоуны, работают с ними до и после операции.


Вы часто сталкиваетесь с такими челюстно-лицевыми патологиями? Есть какая-то статистика?

- Средний показатель по России – 1 на 700. Это достаточно часто.





Получается, чем раньше провести операцию, тем лучше будет протекать процесс восстановления?

- Совсем не факт. Все зависит от того, какого типа патология. Если стабильная основа, тогда можно довольно-таки рано делать восстановление губы. Если расщелина полная – через челюсть, через нёбо, тут уже сложнее. В этом случае всегда думаешь: либо получить эстетический результат, либо получить хороший результат по формированию челюсти лицевого скелета. Потому что раннее закрытие может привести к тому, что челюсть остановится в развитии. У нас в практике была операция 9-месячного ребенка с расщелиной нёба. Мы провели операцию только потому что губа была целая. Вообще, в таких случаях нужно сделать нёбо в районе 2-х лет, потому что, во-первых, более-менее уже понятно, что происходит с челюстью, а во-вторых, в этот период начинает формироваться речь.

Поделиться: