• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

Талантливым детям нужна атмосфера

24 декабря 2012 10:20

Эмануила Гельфман

Доктор педагогических наук, профессор ТГПУ, зав.кафедрой математики, теории и методики обучения математике ТГПУ

Откуда появилась задача по созданию линейки учебников по математике для школьников с пятый по девятый класс?

Этот проект существует около 30 лет. Мы были убеждены, что только средствами математики строить процесс преподавания невозможно, нужно строить психологические особенности учащихся. Поэтому необходимо, чтобы тексты в учебниках представлялись с точки зрения серьезной психологии, психологии познания, когнитивных процессов, которые происходят у человека. Это проблема того, какое должно быть математического содержание, чтобы оно могло развивать возможности каждого учащегося. Это было главной проблемой. Появилась эта проблема в результате моих наблюдений за учениками. В 1972 году я работала в школе №8 учителем и наблюдала, что дети делают примерно одни и те же ошибки в разных темах.

С анализом моих записей я обратилась в ТГПУ к заведующей кафедрой, а она мне посоветовала обратиться к молодой сотруднице кафедры – Ирине Александровне Холодной. Когда я показала ей эти ошибки, она мне ответила, что эти ошибки показывают закономерности понятийного мышления.  С того дня мы и начали разрабатывать наш проект. В коллектив мы приглашали лучших математиков Томска. Если человек работал по какой-то теме, мы ехали в Москву, смотрели работы, которые нас интересовали, и если человек был близок по направлению, действительно понимал, что делает, мы приглашали его в наш коллектив, независимо от города, в котором он жил. Самым главным критерием было проработанность темы, которой он занимался, чтобы была возможность показать ее ретроспективу, чтобы человек хорошо знал психологию. Поэтому у нас сформировался коллектив из представителей самых различных городов России: Брянск, Москва, Курган. 

В 1996 году мы получили гриф. Темы, которые мы обсуждали, были непопулярны. Нас выбирали учителя, и мы были проектом для учителей. Мы не могли стать государственным проектом, потому что тогда мы не могли об этом говорить. К нам приезжали учителя со всей страны. Первая книжка была издана за деньги учителей, потому что наш учебник был единственным платным. Сейчас в школах по каждой линейке издано по 7–8 вариантов учебников. Учителю, родителю и самому ребенку понять, какой из этих учебников лучше и в чем их отличия.

Есть два типа учебников. Первый – предметно-ориентированный. Второй – психолого-ориентированный. Второй тип учебника совершенно другой: в нем применяется другой подход, другая система ценностей как по отношению к ученику, так и по отношению к материалу.

Люди же считают, что каждый, кто хорошо знает математику, может хорошо изложить содержание школьного учебника. Но это не так. Так появилась задача создания новых учебников для школ. В целом, мы разрабатываем комплексы, у нас есть рабочие тетради, практикумы, учебные книги. Сейчас над этим работает порядка 30 человек.

В чем заключается основное содержание нового учебника?

Во-первых, весь материал представляется более развернуто, оно является не абсолютно доступным для ученика, где ему кажется, что все хорошо, оно обладает относительной доступностью, чтобы попасть в зону развития детей. Это содержание, которое содержит элементы управления, образцы поведения,  обращение учеников и самое существенное – диалог. В 5–6 классе он может быть очень развернутым. Я хочу показать, что в учебниках у нас тоже диалог, но он достаточно сжатый, а в учебных книгах мы уже предлагаем диалог развернутый, с привлечением персонажей. В учебных книгах для 7–8 классов уже нет персонажей, но мы все равно ведем диалог. Например, в стандартном учебнике будет написано, что вы только сейчас изучили квадратное уравнение, а неполное квадратное уравнение будет такое то. У нас в учебнике это будет написано так: «Посмотри на два столбца, что в них общего, что отличается? Запиши коэффициенты в обоих столбцах. Так, уравнения второго столбца называются неполными. Почему они так называются? Как ты думаешь? Срвани, попробуй дать свое определение». Это будет уже совсем другой тип текста, где ученика нужно пропустить вперед.

Можно сказать, что часто учебник является справочником. В наших учебниках ученик должен пройти длинную дорогу, прежде, чем дойти до справки. Кроме того, у нас есть средства диагностики. Ребенок может проверить себя на разных этапах. Когда мы пишем учебник, то мы обязательно стараемся учесть, что его читателями могут быть разные люди с разными способами кодирования информации. Кому-то надо ее преподнести  словесно-символически, кому-то – образно, кому-топредметно-практичнее.

Иногда нам звонят учителя, которые обучают детей по нашим учебникам, и говорят, что дети допускают ошибки в определенных местах, и мы слишком сильно верим в их логику, а есть много детей, которым нужен другой подход, другая система предварительной подготовки. Нужно учитывать, что дети разные. 

Когда мы пишем тексты в учебники, мы учитываем разные особенности детей. Мы предъявляем особое требование к тексту. Есть опыт того, как я управляю своей деятельностью умственно, надо научить ребенка планировать свою деятельность, это своя система, есть система, когда мы  учим детей специально контролировать свою деятельность, потому что функции контроля чаще всего передаются учителю. Это он должен учиться, поэтому у нас  появляется другая система заданий. Причем это планирование должно осуществляться, ученик должен отвечать за результаты своей деятельности, а для этого он должен сначала научиться оценивать свою деятельность, он должен видеть перспективы, иначе он будет зависимым.

Мы хотели бы, чтобы наши дети были самодостаточными, независимыми. Кроме того, они,  конечно, должен находиться в открытой познавательной позиции. Кроме того, они должны понимать, что не всегда 2*2=4, есть такие ситуации, в которых это не так, но не все ситуации такие. Мы пытаемся провоцировать ученика на то, чтобы он всегда был способен от знания переходить к незнанию и воспринимать свое незнание просто как ступень знания.

Конечно, мы много внимания уделяем метакогнитивной осведомленности ребенка, потому что он должен знать способы деятельности, понимать, что значит анализировать, обобщать. Дети  должны это все понимать. Дети должны работать на уровне самопринятия себя, знать, что они что-то могут изменить в себе, поэтому у нас есть герои с разными познавательными стилями. Мы большое внимание уделяем 5–6 классам. Когда ученик видит, что если он неуспешный, его никто никогда не ругает, его поддерживают, но он должен понимать основания своей деятельности. Кроме того, мы много внимания уделяем ценностному отношению к математике, к мировоззренческим основам, в наших книгах много истории математики, у нас много текстов, которые формируют мировоззрение на современном уровне математики.  

Когда вы с коллегами разрабатывали учебники, ставилась ли задача усилить способности учеников в дальнейшем переходить на следующие ступени обучения, а дальше – выходить из учебных заведений на рынок, осваивать экономическую основу?

Можно сказать, что, наверное, главная цель нашей деятельности – это научить человека выбирать и определяться. У нас все дети выбирают уровень контроля, уровень тренажа. Есть тексты, которые он может выбрать для чтения, нужен он ему или нет. Кроме того, уже в пятом классе один из героев откладывает путешествие, а дети любят путешествие. Герой его откладывает ради того, чтобы научиться сложению десятичных дробей. Взрослым кажется, что это не так существенно, но как раз именно это они запоминают. Более того, дети очень чувствительны к текстам. Мы ни разу не начали параграф с определения. Если мы даже дадим определение, то обоснуем, почему мы так решили поступить. Когда человек привык работать в таких условиях, он не будет бояться рисковать, он будет знать, что если он сам во всех местах был успешным, причем есть такие моменты в параграфах, где мы говорим детям, что есть выбор уравнений, какие он сам может решить. Мы не навязываем, плохо это или хорошо, а дальше просто идет развернутый текст, где ему организована помощь. Если он с чем то не справился, он может вернуться и попробовать еще раз. Он должен испытать, когда у него что-то не получается. У него должно быть  доверие к учебной книге,  к текстам, к себе, как к человеку, который может достигать. Этому как раз посвящен учебник.

Я считаю, очень большое значение имеют наши психологические практики, потому что у нас, например, есть психологический практикум. Есть психологический комментарий, и когда мы его запускали, нас пригласила учительница на урок, дети разобрались сами в этом психологическом комментарии. Я волновалась, как правило, человек, когда сталкивается с какой-то новой проблемой, как правило, испытывает замешательство. Это понятно. Мы рассказывали, как человек должен себя интеллектуально вести, если он попадает в ситуацию, что есть некоторое правила, следует помнить о мышлении. У нас есть практикум, посвященный инерции мышления. Детям необходимо научиться создавать вопросы, разобраться, какие типы вопросов бывают. Мы помогаем им быть успешнее, это наша главная сторона деятельности.

Почему была выбрана именно математика? Переносится ли технология создания ваших учебников на другие предметы?

Она независима от школьного предмета. Просто те, кто продвигал теорию учебника, были математиками. А математика во всем мире становится тестовым предметом, который человек должен сдавать. Я, конечно, не обольщаюсь, что человек, который хорошо знает математику –  это умный человек. Но получается, что у учителя математики высокая ответственность, этот предмет должен каждый освоить, поэтому я с тревожностью отношусь к талантливым детям, потому что я не считаю, что здоровье нации зависит от того, сколько подготовлено олимпийских чемпионов. Мы очень много делаем для развития талантливых детей, потому что талантливому человеку просто нужно создать условия, он сам прорвется. Это не правда, что ему нужны супер трудные задачи, а он на них он научится. Ему нужна атмосфера.

Поделиться: