• 1

    Цель

    Создание инновационного территориального центра в томской агломерации, концентрирующего передовые производства, качественные человеческие ресурсы и новую технологическую базу

  • 2

    Направления

    «Передовое производство», «Наука и образование», «Технологические инновации и новый бизнес», «Умный и удобный город», «Деловая среда»

  • 3

    Инвестиции

    250 млрд руб. – общий объем необходимых инвестиций до 2020 года. Объем подтвержденных внебюджетных средств – 65%

  • 4

    Участники

    12 федеральных министерств, 5 крупных компаний, институты развития, 6 университетов, 12 научных организаций, 400 малых и средних инновационных компаний и промышленных предприятий

  • 5

    Инструменты

    Более 50 федеральных инструментов и инициатив разной ведомственной принадлежности скоординированно используются для достижения цели Концепция

  • 6

    Дорожная карта

    65 мероприятий «дорожной карты» по реализации Концепции обеспечивают вовлечение заинтересованных сторон

  • 7

    Территории

    6 городских территорий томской агломерации развиваются в рамках Концепции: промышленный, внедренческий, научно-образовательный, историко-культурный, медицинский и спортивный парки

  • 8

    Кластеры

    6 кластеров являются основой реализации Концепции со специализацией в нефтехимии, ядерных технологиях, лесной промышленности, фармацевтике, медтехнике, IT, возобновляемых ресурсах, трудноизвлекаемых запасах

  • 9

    Рабочие места

    160 тысяч высокопроизводительных рабочих мест будет создано к 2020 году по итогам реализации Концепции

  • 10

    Проекты

    Более 100 промышленных, научно-образовательных, социальных и инфраструктурных проектов реализуется участниками Концепции

«В индустриальной аквакультуре мы отстаем на 20 лет»

16 декабря 2015 11:26

Виктор Брит

Генеральный директор ООО «Симеон Аквабиотехнологии»

Назовите основные принципы работы инженерной компании? Как вы выбираете для себя проект для дальнейшей работы и сопровождения?

Наша компания специализируется в области инженерных решений в сфере аквакультуры любой сложности. Долгое время мы, как проектировщики, сталкиваясь с заказчиками, которые не имеют представления ни о технологии, ни об УЗВ, ни о том, как это работает, чем это кончается и как это может быть печально кончиться в итоге, фактически выстроили для себя некоторую цепочку действий от идеи. Когда идея принята, ее надо, грубо говоря, обмозговать. То есть человек приходит и говорит, что хочет производить 100 тонн рыбы. Его спрашивают, где он собирается продавать ее. Возникает масса нюансов. Браться за заведомо мертворожденный проект мы, как инженерная компания, не хотим и не будем в силу того, что мы бережем свое имя, потому что компании 20 лет. Поэтому мы вынуждены брать на себя не только технологическое, но и идеологическое сопровождение проекта. То есть мы вынуждены продумывать с клиентом, объяснять ему логику построения (вообще-то логика построения должна быть у каждого предприятия), место размещения, ресурсы — это основные вещи, а уж в рыбоводстве тем более. Когда, например, начинаешь спрашивать, где источник водоснабжения, отвечают просто, что пробуривается дырка. Потом оказывается, что участок в собственности, вода минерализованная плохого качества. В итоге – проект остановлен.

Поэтому наша святая убежденность заключается в том, что мы будем браться за проект только в том случае, когда вместе с клиентом мы пройдем путь от идеи, потом к концепции, когда прорисовываются некоторые контуры, потом к созданию рыбоводно-биологического обоснования (РБО), которое описывает все процессы до мелочей. Причем здесь я акцентирую внимание, т.к. РБО от РБО отличается. Здесь речь идет о профессионально написанном РБО за, возможно, хорошие деньги. Тут я сразу отмечу, все знают, что специалистов, которые смогут это все изложить, крайне мало. Так вот когда речь идет о реальном РБО, здесь мы как проектировщики начинаем вкладываться с человеком, который его пишет, начинаем продумывать от самой первой точки. Если начинать от малька, то где посадочный материал? Там определяется точка отсчета. Но еще немаловажный вопрос – где брать корма. А мы столкнулись с тем, что под тот или иной вид корма нужна либо донастройка оборудования, либо принципиальная замена тех или иных деталей, потому что разный корм разных производителей ведет себя по-разному. 

Как выглядит процесс проектирования производства по выращиванию рыбы?

Первый этап, конечно, разработка концепции РБО. Мы вкладываем в понятие РБО основные технологические решения. Для чего мы это делаем? Мы хотим, чтобы РБО был не просто промежуточным документом, а рабочей книгой и соответствовал проекту, а проект соответствовал действительности.

Дальше начинается технологическое проектирование. Элементы технологического проектирования выполнены, приблизительно, на 60-70% от общего объема. И мы получаем уже ничто иное, как концепцию предприятия. И заказчик уже получает, фактически, спецификацию проекта, он уже знает, во что ему обойдется завод, сколько он будет стоить, то есть имеет уже четкие оценочные характеристики. Это очень важно, потому что с этого момента он понимает: либо он идет дальше, либо он отказывается, потратив какие-то небольшие деньги на эти задачи, расчеты, и он еще имеет шанс отступить. Но если он идет дальше и подписывает эти предварительные сметы, тогда мы полностью заканчиваем технологический проект. Мы считаем свою работу выполненной на этом этапе проекта, дальше все это поступает в генпроектирование. А дальше, если все это правильно расписано, то идет сокращение сроков проектирования: выполнение параллельных задач, часть строительных работ, поставляется оборудование. Нам, как проектной организации, «в корзину» работать неинтересно, поэтому нам важно, чтобы предприятие запустилось.

Может ли сегодня отечественные разработки обеспечить все потребности индустриальной аквакультуры, в частности, на этапе проектирования?

Ведение проектных работ – это очень важный момент. Конечно, всем известно, что в индустриальной аквакультуре, в понимании этих процессов и решений, мы отстаем, как минимум лет на 20-30. Это первое. Второе – мы, конечно, отстаем в инженерном обеспечении. Мы делаем оборудование на 85-90% из импортных составляющих. Это тоже достаточно всем известный факт. Но, например, сейчас в России начали производить барабанные фильтры. Есть ряд фирм, которые производят барабанные фильтры, конусы оксигенаторы, ряд других составляющих. Они идут путем проб и ошибок. Если смотреть на проблему импортозамещения в технологиях, то что мы видим: грубо говоря, микросетчатый фильтр, сетка – китайские, форсунки – американские, моторы и подшипники – немецкие, и так далее. Они собираются из таких же точно комплектующих. Поэтому говорить об импортозамещении в технологиях я бы сейчас не стал и ближайшие 5 лет уж точно, потому что нет смысла нам производить форсунки, когда где-то их производят много и хорошо. Мы, естественно, опираемся на это.

Хотелось бы еще сказать о том, что нам надо импортировать иностранный опыт, брать его себе на вооружение. У нас очень мало технологов, которые могут этот опыт переложить на нашу русскую действительность, потому что нужны талантливые люди командного проекта, которые владеют вопросом. В России не так уж и много хороших фирм, которые эту работу могут делать.

Применяете ли вы в своей практике российские и зарубежные инновационные разработки?

Когда мы говорим об инновациях, то здесь всегда идет борьба за место, ресурсы и все остальное. Например, биочипсы, которые дают три тыс. м покрытия. Благодаря им идет сокращение объема биофильтра и всего остального в три раза. Мы берем такие решения, применяем их на своих опытных хозяйствах. Например, мы загрузили в некую ванну этих чипсов, они у нас не тонули, и мы не могли понять, как они себя ведут. Потом, когда загрузили бактериями (все это искусственно сделали), наконец-то они нагрузились, утонули и заработали, как положено. На это ушло какое-то время, мы изучали этот вопрос.

Например, такой элемент, как установка циклонных фильтров после биофильтра – редко кто их ставит, люди хотят экономить. Это такой маленький элемент, который говорит о том, что бактерии, которые освобождаются с биофильтра, когда эта биомасса умирает, идут обратно. И если не поставить фильтр на выходе, происходит замутнение воды. Допустим, установкой тех или иных систем циклонного фильтра можно этой проблемы избежать.

Какие инженерные решения вы применяете, когда используете системы установок замкнутого цикла?

Мы применили систему донного забора. Опять же, что выгоднее: либо делать в полу, либо делать донные трапы – в каждом случае это отдельно. Вода забирается со дна и при схеме организации бассейнового хозяйства на сборно-разборных бассейнах видно, что при помощи загруженных в воду флейт происходит вращение воды под действием центростремительных сил: вся грязь собирается к центру, в центре с помощью действий по переливу она уходит на механическую фильтрацию и далее.

Пример бассейного хозяйства достаточно простой – выростной цех. Каждый бассейн снабжен своей системой водоочистки. То есть на каждый бассейн поставлена своя локальная система водоочистки, обеззараживания воды и обогащением кислорода. Мы это применили из соображений безопасности стада. Чем больше таких разорванных связей по воде, тем безопаснее. На это стоит обратить внимание.

Очень часто возникают споры между рыбоводами и инженерами: применять ультрафиолет или озон, или и то, и другое. Мы на своем опыте убедились и делаем комбинированное употребление: употребляем озонирование, даем воду для осветления воды и в дальнейшем обрабатываем ультрафиолетом.

Дальше. Конечно, нужны системы контроля воды - потоковая система воды. Мы ставим специальный монитор, который дает показатели по каждому бассейну, по видам тех датчиков, которые там стоят. Также создается специальное офисное помещение, где должен сидеть дежурный рыбовод.

Поделиться: